Еремина Е.Ю. Тактика ведения пациента с гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью // Терапия. – 2016. - №2(6). С. 19-26.

Популярно о болезнях ЖКТ Лекарства при болезнях ЖКТ Если лечение не помогает Адреса клиник

Авторы: Ерёмина Е.Ю.


Тактика ведения пациента с гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью

Е.Ю. Еремина

ФГБОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева», кафедра пропедевтики внутренних болезней, г. Саранск

В статье представлены современные данные по распространенности, основным механизмам развития и тактике ведения пациентов с гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью (ГЭРБ). Проанализирована эффективность основной и поддерживающей терапии ингибиторами протонной помпы (ИПП). Продемонстрирована роль кинетических нарушений и особенностей состава рефлюктата, в частности присутствия в нем дуоденального содержимого, в недостаточной эффективности лечения пациентов с ГЭРБ. Обоснована необходимость добавления к антисекреторной терапии ИПП прокинетиков и препаратов урсодезоксихолевой кислоты для коррекции данных патогенетических механизмов.

Ключевые слова: гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь, диагностика, лечение, ингибиторы протонной помпы, урсодезоксихолевая кислота.

Автор заявляет об отсутствии возможных конфликтов интересов.

Для цитирования: Еремина Е.Ю. Тактика ведения пациента с гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью. Терапия. 2016;2(6): 19-26

Management of patient with gastroesofageal reflux disease

YE.YU.Yeremina

N.P. Ogarev Mordovia State University, Department of Internal Medicine Propaedeutics, Saransk

The article presents modern data on prevalence, basic mechanisms of development and tactics of conducting patients with gastroesophageal reflux disease (GERD). Effectiveness of primary and maintenance therapy with proton pump inhibitors (PPI) was analyzed. Author demonstrates the role of kinetic disorders and especially the composition of reluctate, in particularthe presence of duodenal contents, in the lack of effectiveness of treatment of patients with GERD. The necessity of adding to antisecretory therapy PPI and prokinetics drugs ursodesoxycholic-howling acid for the correction of these pathogenetic mechanisms is justified.

Key words: gastroesophageal reflux disease, diagnosis, treatment, proton pump inhibitors, ursodeoxycholic acid.

Author declares lack of possible conflicts of interests.

For citation: Yeremina Ye.Yu. Management of patient with gastroesophageal reflux disease. 2016;2(6): 19-26 
Несмотря на многочисленные исследования и разработанные в России и за рубежом клинические рекомендации профессиональных сообществ, интерес к гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ) не ослабевает. На сегодняшний день ГЭРБ является одним из самых распространенных гастроэнтерологических заболеваний, негативно влияющим на качество жизни пациентов. Продолжается углубленное изучение механизмов развития ГЭРБ, совершенствуются методы и критерии диагностики, исследуются причины неэффективности медикаментозной терапии. По мере накопления новых сведений о клинико-патогенетических особенностях заболевания, видоизменяется само его определение [1-3].
  
Монреальским консенсусом (2006) ГЭРБ определена как состояние, развивающееся в том случае, когда рефлюкс содержимого желудка вызывает беспокоящие пациента симптомы (изжогу, отрыжку, регургитацию, некоронарогенные ретростернальные боли, внепищеводные симптомы) и/или осложнения [4]. И в определении, и в классификации (рис. 1) акцент сделан на многообразие клинической симптоматики заболевания, включающей, помимо типичных пищеводных симптомов, разнообразные внепищеводные проявления или синдромы. В Клинических рекомендациях Российской гастроэнтерологической ассоциации, посвященных ГЭРБ, к ее внепищеводным проявлениям отнесены бронхолегочный, оториноларингологический, стоматологический, кардиальный и анемический синдромы [5].

Рис. 1. Монреальская классификация ГЭРБ [4]

Диагностика ГЭРБ в большинстве случаев не представляет значительной сложности для врача любой специальности, поскольку включает в себя, прежде всего, анализ клинической симптоматики. Предположительный диагноз ГЭРБ может быть установлен на основании типичных симптомов (изжоги и регургитации) и является основанием для назначения медикаментозной терапии [6-9]. В качестве скринингового теста может использоваться опросник Gastroesophageal Reflux Disease Questionnaire (GERDQ), чувствительность применения которого для диагностики ГЭРБ составляет 65%, а специфичность - 71% [6]. Проведение эзофагогастродуоденоскопии (ЭГДС) рядом исследователей рекомендуется пациентам с тревожными симптомами и высоким риском развития осложнений [9]. Вместе с тем на практике ЭГДС нередко используется уже на первом этапе диагностики, позволяя верифицировать наличие, характер и степень выраженности морфологических изменений в пищеводе. При эндоскопических признаках пищевода Баррета или подозрении на эозинофильный эзофагит требуется проведение ЭГДС с морфологической верификацией диагноза [9]. Для подтверждения диагноза эндоскопически негативной ГЭРБ, характеризующейся наличием клинических проявлений при отсутствии эндоскопических изменений в пищеводе или катаральном рефлюкс-эзофагите, но при отсутствии эрозий, язв и пищевода Барретта [10], может быть использована суточная пищеводная рН-метрия или рН-импедансометрия [6, 9]. По показаниям проводится тестирование на инфекцию Н. pylori.

Основным механизмом развития ГЭРБ считается нарушение моторно-эвакуаторной функции гастроэзофагеальной зоны, характеризующееся спонтанным или регулярно повторяющимся рефлюксом желудочного содержимого в пищевод. Это может приводить к повреждению дистального отдела пищевода с развитием эрозивно-язвенных, катаральных и/или функциональных нарушений [1-3]. Существенное значение в появлении симптоматики заболевания имеют такие факторы, как повышенная чувствительность слизистой оболочки пищевода, снижение функции антирефлюксного барьера и клиренса пищевода, а также так называемый кислотный карман, представляющий собой слой небуферизованной кислоты, образующийся после еды на поверхности желудочного содержимого в области пищеводно-желудочного соединения [11, 12]. В формировании морфологических изменений пищевода (рефлюкс-эзофагита, эрозий, язв) основное значение принадлежит агрессивным компонентам рефлюктата (соляной кислоте, пепсину, желчным кислотам, панкреатическим ферментам) в сочетании с неспособностью слизистой оболочки пищевода противостоять его повреждающему действию.

ГЭРБ относится к высоко распространенным заболеваниям во всех возрастных категориях населения. В Европе и США ее распространенность достигает 40% [13]. Поданным Многоцентрового исследования Эпидемиологии Гастроэзофагеальной Рефлюксной болезни в России (МЭГРЕ) [14], проведенного в 6 городах РФ (Санкт-Петербург, Красноярск, Казань, Кемерово, Рязань, Саранск), изжога с разной частотой беспокоит 47,5% населения, а у 13,3% наблюдается 1 раз в день и чаще (рис. 2), что, согласно критериям клиники Майо, свидетельствует о наличии ГЭРБ.

Рис. 2. Распространенность ГЭРБ в России: исследование МЭГРЕ (7812 респондентов) [14]

В Саранске в рамках исследования МЭГРЕ были проанкетированы 1400 жителей в возрасте от 17 до 75 лет (средний возраст 35,3±13,2 года). Симптом изжоги отмечался у 51 % респондентов, а регулярная изжога и/ или регургитация 1 раз в нед и чаще за предшествующие 12 мес - у 13,4% опрошенных, что соответствовало среднестатистическим значениям исследования МЭГРЕ [14-16]. При этом установлено, что распространенность симптомов ГЭРБ увеличивается с возрастом (рис. 3).

Рис. 3. Распространенность основных симптомов ГЭРБ среди респондентов различных возрастных групп г. Саранска (поданным исследования МЭГРЕ) [16]

Рассматривая ГЭРБ как заболевание с разнообразными клиническими проявлениями, нельзя не учитывать и его существование в рамках чрезвычайно распространенной в современных условиях полиморбидности. Так, например, поданным М. Sandu и соавт. (2013), основанным на результатах анкетирования опросником GERDQ, ГЭРБ была выявлена у 40,9% пациентов, страдавших болезнями органов дыхания, в т.ч. у 45% больных бронхиальной астмой и у 41,6% пациентов с хронической обструктивной болезнью легких [17]. ГЭРБ нередко сочетается с другими заболеваниями органов пищеварительной системы, особенно с синдромом раздраженного кишечника (СРК), функциональной диспепсией, билиарными дисфункциями, протекая одновременно или последовательно в различных вариантах «перекрестов». В исследовании Xuan Jiang и соавт. (2013) отмечена высокая распространенность кишечной симптоматики у пациентов с ГЭРБ: у 25,2% - вздутие живота, у 14% - хронический запор, у 10,3%-СРК [18].
  
Анкетирование респондентов, проводимое в Саранске в рамках исследования МЭГРЕ, включало учет сопутствующих заболеваний на основании сведений, полученных от пациентов, и анализа медицинской документации. Было обнаружено, что у пациентов с симптоматикой ГЭРБ чаще встречаются различные сопутствующие заболевания. В структуре сопутствующей патологии преобладали заболевания органов пищеварительной системы. При этом распространенность конкретных вариантов патологии имела гендерные отличия (рис. 4).

Рис. 4. Распространенность сопутствующей гастроэнтерологической патологии среди больных ГЭРБ в зависимости от пола (%)

Наше собственное исследование по изучению распространенности сопутствующей патологии у пациентов с ГЭРБ (n=502) показало, что у 87% пациентов отмечались 2 и более заболевания, в т.ч. билиарная патология (билиарные дисфункции, желчнокаменная болезнь, хронический холецистит) - у 42%, хронический гастрит с функциональной диспепсией - у 56%, СРК (чаще - вариант с запорами) - у 38%, хронический панкреатит - у 24%, кардиологическая патология (ишемическая болезнь сердца, артериальная гипертензия, аритмии) - у 25%, бронхолегочная патология - у 19%, патология ЛОР-органов -у 13% пациентов. При этом не вызывает сомнения тот факт, что полиморбидность накладывает существенный отпечаток на тактику ведения пациентов с ГЭРБ, являясь одной из причин недостаточной эффективности лечения (рис. 5).

Рис. 5. Влияние полиморбидности на клинику, диагностику и лечение заболеваний

Современная тактика ведения пациента с ГЭРБ предусматривает, наряду с модификацией образа жизни и питания, длительную медикаментозную (основную и поддерживающую) терапию, включающую применение антисекреторных препаратов (чаще ингибиторов протонной помпы [ИПП]), прокинетиков, антацидов, алгинатов и по показаниям - препаратов урсодезоксихолевой кислоты (УДХК) [5, 7, 9].

Основной курс терапии включает назначение ИПП в стандартной или двойной суточной дозе, распределенной на 1 или 2 приема [19]. В тех случаях, когда на начальном этапе диагностики использовалась ЭГДС, терапия назначается дифференцированно, исходя из наличия и характера выявленных изменений в пищеводе. При эндоскопически негативной ГЭРБ ИПП применяется в течение, как минимум, 4 нед в стандартной дозе 1 или 2 раза в день, а при эрозивной ГЭРБ - минимум 8 нед в стандартной или двойной дозе 1 или 2 раза в день [5]. В тех случаях, когда терапия начата без эндоскопической верификации, на основании клинической симптоматики и/или использования опросника GERDQ, целесообразно воспользоваться вариантом лечения, предусмотренным при эрозивной форме ГЭРБ, т.е. 8-недельный курс лечения ИПП в стандартной дозе.
  
Присутствие в рефлюктате компонентов дуоденального содержимого, определяемого по результатам рН-импедансометрии, билиометрии или наличию клинического эквивалента - симптома горечи во рту, является показанием для комбинации ИПП с антацидом, УДХК или/и прокинетиком [20-22]. Присутствие дуоденального содержимого в рефлюктате можно предполагать у пациентов, имеющих сопутствующую билиарную патологию, перенесших холецистэктомию или резекцию желудка. Добавление прокинетика целесообразно и при «перекресте» ГЭРБ с функциональной диспепсией, особенно протекающей в виде постпрандиального дистресс-синдрома.
Назначая медикаментозную терапию, следует изначально мотивировать пациента на ее продолжительность - не менее 4 нед основного курса лечения и поддерживающую терапию, вариант и длительность которой определяется индивидуально после завершения основного курса. Согласно современным международным и российским рекомендациям по диагностике и лечению ГЭРБ, поддерживающая терапия в обязательном порядке должна быть назначена пациентам с возобновлением симптомов после прекращения приема ИПП, пациентам с эрозивной рефлюксной болезнью и осложнениями ГЭРБ [5,8]. Исследования, проведенные во многих странах мира, показали, что более чем у 80% пациентов, не получающих адекватного поддерживающего лечения, рецидив развивался в течение ближайших 26 нед, а в течение года вероятность рецидива составляет 90-98% [8].

Варианты поддерживающей терапии пациентов с ГЭРБ [8]:
  1. Постоянная поддерживающая терапия: ИПП или блокаторы Н2-рецепторов гистамина в половинных дозах.
  2. Периодическая (курсовая): ИПП в стандартных дозах, прокинетик, антациды или алгинаты курсами по 2-4 нед.
  3. Терапия «по требованию»: прием ИПП в стандартной или половинной дозе, блокатора Н2-рецепторов гистамина, антацида или алгината при возникновении изжоги или других симптомов ГЭРБ.
Антациды и алгинаты рассматриваются как средства для симптоматического лечения больных ГЭРБ во время основной и поддерживающей терапии [9]. Критерием эффективности лечения является стойкое устранение симптомов заболевания и полное заживление эрозий при их наличии.

Поскольку ведущим механизмом формирования симптоматики ГЭРБ считается длительное закисление пищевода, а само заболевание отнесено к кислотозависимым, основным направлением терапии является применение антисекреторных препаратов, прежде всего ИПП, эффективность и безопасность длительного применения которых при данном заболевании доказана множеством зарубежных и отечественных исследований [3, 7, 12, 23]. Для лечения ГЭРБ используют омепразол, лансопразол, пантопразол, рабепразол и стереоизомеры ИПП, зарегистрированные в РФ, - эзомепразол и декслансопразол. Все они позволяют обеспечить необходимый для лечения пациентов ГЭРБ уровень внутрижелудочного рН>4 большую часть суток [23]. Стандартные дозы ИПП (омепразол 20 мг/сут, лансопразол 30 мг/ сут, декслансопразол 30 мг/ сут, пантопразол 40 мг/сут, рабепразол 20 мг/ сут, эзомепразол 40 мг/сут) обычно назначаются 1 раз в день утром за 30 мин до завтрака [24]. Однако в ряде случаев лучшего эффекта можно добиться при распределении суточной дозы ИПП на 2 приема, что обеспечивает более устойчивое антисекреторное действие в течение суток [25]. Двойная доза ИПП применяется, как правило, для лечения осложненных форм ГЭРБ или рефрактерных пациентов, которые ранее уже были пролечены стандартными дозами не менее 8 нед, а также при наличии у больного грыжи пищеводного отверстия диафрагмы. Двойную дозу чаще распределяют на 2 приема (утром и вечером за 30 мин до еды). Время приема ИПП имеет принципиальное значение для обеспечения максимального эффекта, поскольку данные препараты подавляют лишь активированные пищей протонные помпы, встроенные в мембрану секреторного канальца париетальной клетки [26].

Выбор конкретного препарата из группы ИПП для лечения больных ГЭРБ основывается на результатах исследования мощности и длительности антисекреторного действия, скорости купирования симптомов, скорости заживления эрозий, прогнозируемости эффекта и безопасности при комбинированном лечении, что особенно важно для полиморбидных пациентов. На сегодняшний день ни один из консенсусов по диагностике и лечению ГЭРБ не отдает предпочтения какому-то конкретному препарату из группы ИПП, поэтому выбор препарата из этой группы основан на клинической важности небольших отличий, наблюдаемых между ними [7, 29]. Например, пантопразол имеет преимущество в использовании у полиморбидных пациентов, поскольку обладает минимальным межлекарственным взаимодействием [30, 31]. В ряде работ было показано преимущество пантопразола при лечении кислотозависимых заболеваний у пациентов с сахарным диабетом [32, 33]. Несомненными преимуществами рабепразола являются быстрота действия, выраженный антисекреторный эффект, а также прогнозируемость эффекта вне зависимости от того, является пациент «быстрым» или «медленным» метаболизатором ИПП [5]. Эзомепразол продемонстрировал наиболее высокую среди ИПП эффективность при тяжелых эрозивно-язвенных поражениях пищевода, связанных с ГЭРБ [34-40]. Открытое 5-летнее мультицентровое рандомизированное с параллельными группами исследование LOTUS, проведенное в 11 европейских странах, показало, что на фоне длительного лечения эзомепразолом (20-40 мг/сут) количество пациентов с ГЭРБ, находившихся в ремиссии, было более высоким (92%), чем после хирургического антирефлюксного лечения (85%) [41].

В 2014 г. в РФ для лечения пациентов с ГЭРБ зарегистрирован новый ИПП - декслансопразол, являющийся R-энантиомером лансопразола с модифицированным двойным (через 1-2 и 4-5 ч) высвобождением активного вещества, замедленным выведением и увеличением длительности системного воздействия. Препарат принимается 1 раз в день утром в капсулах по 30 или 60 мг независимо от приема пищи, что представляется полезным для повышения приверженности пациентов к лечению [27, 28].

Следует отметить, что антисекреторная терапия ГЭРБ, успешно нейтрализуя негативное влияние кислоты и уменьшая объем забрасываемого в пищевод содержимого желудка, не устраняет агрессивное действие компонентов дуоденального содержимого, прежде всего желчных кислот. Конъюгированные желчные кислоты оказывают выраженное воздействие на слизистую при рН 2-4, проявляя синергизм агрессивных свойств с кислотой в отношении развития эзофагита. Неконьюгированные желчные кислоты и трипсин вызывают максимальное повреждение при рН выше 7 [42]. Под влиянием антисекреторной терапии пул неконъюгированных желчных кислот возрастает, и они легче проникают в слизистую оболочку пищевода, повреждая ее [42]. Присутствие желчных кислот в составе рефлюктата, независимо от уровня внутрипищеводного рН, способствует более частому развитию эрозивного варианта ГЭРБ, пищевода Баррета и ухудшает результаты антисекреторной терапии [43, 44]. Свой вклад в снижение эффективности антисекреторной терапии вносит и нарушение клиренса пищевода от повреждающих компонентов рефлюктата, приводящее к удлинению времени негативного влияния рефлюкса на пищевод. Этому способствует нарушение опорожнения желудка и увеличение числа преходящих расслаблений нижнего пищеводного сфинктера [45]. Антисекреторная терапия не ликвидирует патологические рефлюксы, не способствует повышению тонуса нижнего пищеводного сфинктера, не влияет на моторику и перистальтику пищевода и желудка, а следовательно, клиренс пищевода [46]. Все это обусловливает необходимость включения в лечение ряда больных, наряду с ИПП, прокинетиков и препаратов УДХК [5, 47].

Прокинетики способствуют улучшению эвакуации пищи из желудка, повышению тонуса нижнего пищеводного сфинктера, нормализации пищеводного клиренса. Для купирования симптоматики ГЭРБ, особенно при «перекресте» с функциональной диспепсией, на этапе основной и поддерживающей терапии, наряду с ИПП, оправдано применение итоприда по 50 мг 3 раза в день перед едой. Препарат обладает широким профилем прокинетического действия на верхние отделы желудочно-кишечного тракта и высоким профилем безопасности, в т.ч. при полиморбидности и полипрагмазии [5, 48-51].

Коррекция агрессивного действия дуоденального содержимого на слизистую оболочку пищевода осуществляется с помощью УДХК, которая модифицирует состав желчных кислот, вытесняя токсичные вещества из общего пула, способствуя их выведению в кишечник и ингибируя всасывание липофильных желчных кислот. Основанием для включения УДХК в основной курс лечения пациентов ГЭРБ является наличие симптома горечи во рту, указание на сопутствующую билиарную патологию (вне стадии обострения) или перенесенную холецистэктомию, а также обнаружение дуоденогастрального рефлюкса при проведении эндоскопического исследования и/или признаков слабокислого или щелочного рефлюкса при проведении суточной пищеводной рН-метрии. Для коррекции билиарного рефлюкса УДХК применяется в небольших дозах - по 250-300 мг/сут однократно вечером на срок от 1 до 3 мес. Эффективность УДХК синергич-но усиливается при комбинации с прокинетиком и ИПП [52].

Таким образом, основным направлением современной терапии пациентов с ГЭРБ является применение высокоэффективных антисекреторных препаратов, к каким относятся ИПП. Лечение пациентов должно проводиться длительно и включать, наряду с основным курсом, один из вариантов поддерживающей терапии. Неэффективность антисекреторной терапии служит основанием для углубленного обследования пациента и тщательного анализа терапевтической стратегии. Индивидуализация терапевтических мероприятий должна предусматривать имеющиеся у пациента сопутствующие заболевания и проводимое по их поводу лечение.
  
Литература
  1. Гастроэнтерология. Национальное руководство. Под ред. В.Т. Ивашкина,Т.П. Лапиной. М.:ГЭОТАР-Медиа, 2008. [Gastroenterology. National guidlines. Edited by V.T. Ivashkin, T.L. Lapina. M.: Geotar-Media, 2008 (in Russian]]
  2. Стандарты диагностики и лечения кислотозависимых и ассоциированных с Helicobacter pylori заболеваний (4-е Московское соглашение). Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2010;5:113-8. [Standards of diagnostics and treatment of acid and Helicobacter pytori-assodaled diseases (4th Moscow agreement). Experimental and clinical gastroenterology. 2010;5:113-8 (in Russian]]
  3. Трухманов A.C., Джахая Н.Л., Кайбышева В.О., Сторонова О.А. Новые аспекты рекомендаций по лечению больных гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью.  Гастроэнтерология и гепатология. 2013;2:2-9. [Trukhamanov A.S., Jakhaya N.L., Kaybysheva V.O., Storonova O.A. New aspects of the recommendations for the treatment of patients with gastroesophageal reflux disease. Gastroenterology and Hepatology. 2013;2:2-9 (in Russian)]
  4. Vakil N., van Zanden S.V., Kahrilas P.J., Dent J., Jones R. The Montreal definition and classification of gastroesophageal reflux disease: A global evidence-based consensus. Am. J. Gastroenterol. 2006;101(8):1900-20.
  5. Ивашкин В.Т., Маев И.В., Трухманов А.С. и др. Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь. Клинические рекомендации. РГА. 2014. 23 с. [Ivashkin V.T., Maev I.V., Trukhmanov A.S. et al. Gastroesophageal reflux disease. Clinical recommendations. RGA. 2014. 23 p. (in Russian)]
  6. Jones R., Junghard 0., Dent J., Vakil N., Hailing K., Wernersson В., Lind T. Development of the GerdQ, a tool for the diagnosis and management of gastro-oesophageal reflux disease in primary care. Aliment Pharmacol. Ther. 2009;30(10):1030-8.
  7. Hershcovici Т., Fass R. Gastro-oesophageal reflux disease: beyond proton pump inhibitor therapy. Drugs. 2011 ,-71(18):2381-9.
  8. Katz P.O., Gerson LB., Vela M.F. Guidelines for the diagnosis and management of GERD. Am. J. Gastroenterol 2013; 108:308-28.
  9. Allaix M.E., Patti M.G. Current status of diagnosis and treatment of GERD in the US. Minerva Gastroenterol. Dietol. 2013;59(1):41-8.
  10. Fass R. Non-erosive reflux disease (NERD) and erosive esophagitis - a spectrum of disease or special entities? Z. Gastroenterol. 2007;45(11):1156-63.
  11. Fletcher J., Wirz A., Young J., Vallance R., McColl K.E. Unbuffered highly acadic gastric juice exist at the gastroesophageal function after a meal. Gastroenterology. 2001 ;121 (4]:775-83.
  12. Бордин Д.С., Колбасников С.В. Патогенетические основы развития гастроэзофагеальной рефлюксной болезни. Диагностика и лечение. Вестник семейной медицины. 2013;1:30-4. [Bordin D.S., Kolbasnikov S.V. The pathogenetic basis for the development of gastroesophageal reflux disease. Diagnosis and treatment. Journal of Family Medicine. 2013;1:30-4 (in Russian)].
  13. Dent J., El-Serag H.B., Walander M.A., Johansson S. Epidemiology of gastro-esophageal reflux disease: a systematic review. Gut. 2005;54(4):710-7.
  14. Лазебник Л.Б., Машарова А.А., Бордин Д.С. и др. Результаты Многоцентрового исследования «Эпидемиология Гастроэзофагеальной Рефлюксной болезни в России (МЭГРЕ)». Терапевтический архив. 2011;1:45-50. [Lazebnik L.B., Masharova A.A., Bordin D.S. et al. Results of a multicenter study, «Epidemiology of gastroesophageal reflux disease in Russia (MEGRE)». Therapeutic archives. 2011 ;1:45-50 (in Russian)].
  15. Зверева С.И. Распространенность и особенности клинических проявлений гастроэзофагеальной рефлюксной болезни в республике Мордовия (по данным исследования МЭГРЕ). Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2010;9:9-14. [Zvereva S.I. Prevalence and clinical manifestations of gastroesophageal reflux disease in the Republic of Mordovia (according to MEGRE study]. Experimental and clinical gastroenterology. 2010;9:9-14 (in Russian)].
  16. Еремина Е.Ю., Зверева С.И. Результаты многоцентрового эпидемиологического исследования распространенности гастроэзофагеальной рефлюксной болезни по г. Саранску. Медицинский альманах. 2009;6:53-5. [Yeremina Ye.Yu., Zvereva S.I. Results of a multicenter epidemiological study of the prevalence of gastroesophageal reflux disease in the city of Saransk. Medical almanac. 2009;6:53-5 (in Russian)].
  17. Sandu M., Barboi 0., Drug V., et al. Gastroesophageal reflux disease in respiratory disorders. J. Gastroenterol. Hepatol. 2013;28 (Suppl. 31:513.
  18. Xuan Jiang, Yan H., Peng X., et al. Study on the characteristics of gastroesopheal reflux disease overlap with functional bowl diseases in Gl clinic. J. Gastroenterol. Hepatol. 2013;28(Suppl. 3):511.
  19. Greenspan N.R. Gastroesophageal reflux disease: endoscopy, duration of treatment and choice of PPI. Med. Health R. 1.2011 ;94(4):92-4.
  20. Буеверов А.С, Лапина Т.Л. Дуоденогастроэзофагеальный рефлюкс как причина рефлюкс-эзофагита. Фарматека. 2006;1:1-5. [Bueverov A.O., Lapina T.L. Duodeno-gastroesophageal reflux as a cause of reflux esophagitis. Pharmateca.2006;1:1-5 (in Russian)]
  21. Mabrut J.U., Colland J.M., Baulieux J. Duodenogastric and gastroesophageal bile reflux. J. Chir.(Paris). 2006;143(6):355-65.
  22. Лапина Т.Л., Буеверов А.С. Горечь во рту: интерпретация гастроэнтеролога. Клин, перспективы гастроэнтерологии, гепатологии. 2013;3:18-24. [Lapina T.L, Bueverov А.С Bitterness in the mouth: the interpretation of a gastroenterologist. Clinical prospects of gastroenterology, hepatology. 2013;3:18-24 (in Russian)].
  23. Kircheiner J., Glatt S., Fuhr U., Klotz U., Meineke I., Seufferlein Т., Brockmoller J. Relative potency of proton-pump inhibitors -comparison of effects on intragastric pH. Eur. J. Clin. Pharmacol. 2009;65:19-31.
  24. Edwards J., Lind Т., Lundell L.T., Das R. Systematic reviev standard and double-dose proton pump inhibitors for the healing of severe erosive oesophagitis - a mixed treatment comparison of randomuced controlled trials. Aliment. Pharmacol. Ther 2009;30:547-56.
  25. Katz P.O., Ginsberg G.G., Hoyle P.E., Sostek M.B., Monyak J.T., Silberg D.G. Relationship between intragastric acid control and healing status in the treatment of moderate to severe erosive oesophagitis. Aliment. Pharmacol. Ther. 2007;25:617-28.
  26. Sachs G., Shin J.M., Vagin 0., Lambrecht N., Yakubov I., Munson K. The gastric H,K-ATPase as a drug target: past, present, and future. J. Clin. Gastroenterol. 2007;41 (Suppl. 2):226-42.
  27. Mayer M.D., Vakily M., Witt G., Mulford DJ. The pharmacokinetics of TAK-390 MR 60 mg, a dual delayed release formulation of the proton pump inhibitor TAK-390, and lansoprazole 60 mg: a retrospective analysis. Gastroenterology. 2008; 134(4 Suppl. 1):A176.
  28. Kukulka M. Comparator pH study to evaluate the single-dose pharmacodynamics of dual delayed-release dexlansoprazole 60 mg and delayed-release esomeprazole 40 mg. Clin. Exp. Gastroenterol. 2011;4:213-20.
  29. Philip 0., Katz P.O., Louren В., Gerson L.B., Marcelo F., Vela M.F. Guidelines for the diagnosis and management of gastroesophageal reflux disease. Am. J. Gastroenterol. 2013;108:308-28.
  30. Huber R., Hartmann M., Bliesath H., Luhmann R., Steinijans V.W., Zech K. Pharmacokinetics of pantoprazole in man. Intern. J. Clin. Pharmacol. Ther. 1996;34(5]:185-94.
  31. Wedemeyer R., Blume H. Pharmacjkinetic drug interaction profiles of proton pump inhibitors an update. Drug Saf. 2014; 37141:201-11
  32. Atmaca M., Ozturk M., Yildiz S. et al. Pantoprazole may improve beta cell function and diabetes mellitus. J. Endocrinol. Invest. 2014;37151:449-54.
  33. Gonzalez-Ortiz M., Martinez-Abundis E., Mercado-Sesma A.R., Alvarez-Carrillo R. Effect of pantoprazole on insulin secretion in drug-naive patients with type 2 diabetes. Diabetes Res. Clin. Pract. 2015;10811 ):e11-3.
  34. Andersson Т., Rohss K., Hassan-Alin M., Bredberg E. Pharmacokinetics and dose-response relationship of esomeprasole. Gastroenterology. 2000;118:A1210.
  35. Rohss K., Wilder-Smith C, Claar-Nilsson С et al. Esomeprazole 40 mg provides more effective acid control than standard doses of all other proton pump inhibitors. Gastroenterology. 2001;120:A2140.
  36. Wilder-Smith C., Rohss K., Lundin C., Rydholm H. Esomeprazole 40 mg provides more effective acid control than pantoprazole 40 mg. Gastroenterology. 2000;118:A22.
  37. Castell D., Castell D., Kahrilas P. et al. Esomeprazole provides more effective healing than lansoprazole in GERD patients with erosive oesophagitis. Gut. 2001;49(SuppU:A3363.
  38. Edwards S., Lind Т., Lundell L. Systematic review of proton pump inhibitors for the acute treatment of reflux eosophagitis. Aliment. Pharmacol. Ther. 2001 ;15:1729-36.
  39. Kahrilas P., Falk J., Johnson D. et al. Esomeprazole improves healing and symptom reso-lution as compared with omeprazole in reflux oesophagitis patients: a randomized controlled trial. Aliment. Pharmacol. Ther. 2000;14:1249-58.
  40. Richter J., Kahrilas P., Johanson J. Efficacy and safety of esomeprazole compared with omeprazole in GERD patients with erosive oesophagitis: a randomized controlled trial // Amer. J. Gastroenterol. 2001 ;96: 656-65.
  41. Galmiche J.P., Hatlebakk J., Attwood S., Ell C., Ell C., Fiocca R., Eklund S., Langstrom G., Lind Т., Lundell L. Laparoscopic antireflux surgery vs esomeprazole treatment for chronic GERD: the LOTUS randomized clinical trial. JAMA. 2011;305:1969-77.
  42. Nehra D. Composition of the refluxate in Barrett esophagus. Paris: John Libbey Eurotext. 2003;1:18-21.
  43. Xu X.R., Li Z.S., Zou D.W., Xu G.M., Ye P., Sun Z.X., Wang Q., Zeng YJ. Role of duodenogastroesophageal reflux in the pathogenesis of esophageal mucosal injury and gastroesophageal reflux symptoms. Can. J. Gastroenterol. 2006;20:91-4.
  44. Kunsch S., Neesse A., Schroder W. Prospective evaluation of dudenogastroesophageal reflux in gastroesophageal reflux disease patients refractory to protein pump inhibitor therapy. Digestion. 2012;86:315-22.
  45. Sifrim D., Holloway R. Transient lower esophageal spchinter relaxations: how many or how harmful? Am. J. Gastroenterol. 2001;96191:2529-32.
  46. Eun Hye Kim, Lee D., Park K. et al. Evaluation of efficacy of proton pump inihibitors in refractory gastroesophageal reflux disease. J. Gastroenterol. Hepatol 2013; 28(Suppl. 3):290.
  47. Richter J.E. Duodenogastric reflux-induced (alkaline) esophagitis. Curr. Treat Options Gastroenterol. 2004;7:53-8.
  48. Mushiroda Т., Douya R., Takahara E. et al. The involvement of flavin-containing monooxygenase but not CYP3 A4 in metabolism of itopride hydrochloride, a gastroprokinetic agent: comparison with cisapride and mosapride citrate. Drug Metabol. Dispos. 2000;28:1231-37.
  49. Scarpellini E., Vos R., Blondeau K., Boecxstaens V., Farre R., Gasbarrini A., Tack J. The effects of itopride on oesophageal motility and lower oesophageal sphincter function in man. Aliment. Pharmacol. Ther. 2011 ;33;1:99-105.
  50. Tack J. Prokinetics and fundic relaxants in upper functional Gl disorders. Curr. Opion Pharmacol. 2008;8(6):690-6.
  51. Звенигородская Л.А., Чурикова А.А. Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь у пожилых больных. Фарматека. 2012;4(243):23-5. [Zvenigorodskaya L.A., Churikova А.А. Gastroesophageal reflux disease in elderly patients. Pharmateca. 2012;412431:23-5 (in Russian)]
  52. Маев И.В., Дичева Д.Т., Андреев Д.Н. Подходы к индивидуализации лечения гастроэзофагеальной рефлкюсной болезни. Гастроэнтерология. 2012;4:1-5. [Maev I.V., Dicheva D.T., Andreev D.N. Approaches to the individualization of the treatment of gastroesophageal reflux disease. Gastroenterology. 2012;4:1-5 (in Russian)].

Сведения об авторе:

Еремина Елена Юрьевна, д.м.н., профессор, зав. кафедрой пропедевтики внутренних болезней ФГБОУ ВПО «Мордовский госуниверситет им. Н.П. Огарева», главный гастроэнтеролог Минздрава Республики Мордовия. Адрес: 430005, Республика Мордовия, г. Саранск, ул. Большевистская, д. 68. Телефон: (834) 247-68-85. E-mail: eeu61(а)mail.ru

About the author:

Yeremina Yelena Yurevna, MD, Professor, Head of the Department of Internal Medicine Propaedeutics, N.P. Ogarev Mordovia State University; the Chief gastroenterologist of Ministry of Health of the Mordovia Republic. Address: 430005, Republic of Mordovia, Saransk, 68 Bolshevistskaya St. Tel.: +78342476885. E-mail: E-mail: eeu61(а)mail.ru



Назад в раздел
Популярно о болезнях ЖКТ читайте в разделе "Пациентам"
Лекарства, применяемые при заболеваниях ЖКТ
Адреса клиник

Индекс цитирования
Логотип Исток-Системы

Информация на сайте www.gastroscan.ru предназначена для образовательных и научных целей. Условия использования.