Циммерман Я.С., Телянер И.И. Концепция патогенеза язвенной болезни и перспективы ее излечения // РЖГГК. – 1998. – № 3. – с. 35 – 41.

Популярно о болезнях ЖКТ Лекарства при болезнях ЖКТ Если лечение не помогает Адреса клиник

Авторы: Циммерман Я.С. / Телянер И.И.


Концепция патогенеза язвенной болезни и перспективы ее излечения

Я.С. Циммерман, И.И. Телянер

Критически рассматриваются современные концепции патогенеза язвенной болезни, в частности роль инфекционного (Helicobacter pylori) и ацидопептического факторов, действующих на местном уровне. Невозможность излечения больных современными антисекреторными и антибактериальными средствами обусловлена недооценкой язвенной болезни как системного многофакторного заболевания, в лечении которого наряду с воздействием на местные механизмы патогенеза необходима мобилизация общих механизмов саногенеза. В качестве средства, стимулирующего общие механизмы адаптивной саморегуляции (саногенеза), рекомендуется новый вид физиотерапии - крайне высокочастотная (КВЧ) терапия. Приводятся результаты лечения 82 больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки в фазе рецидива, из них 40 проводили КВЧ-монотерапию, а 42 - сочетание КВЧ-терапии с антисекреторными (фамотидин) или антибактериальными (норфлоксацин) препаратами. Дается теоретическое обоснование возможности применения с той оке целью пирацетама (ноотропила) для восстановления нарушенных интегральных механизмов регуляции.

Ключевые слова: язвенная болезнь, патогенез, лечение, КВЧ-терапия, саногенез.

Открытие Helicobacter pylori (HP) и доказательства их значения в развитии некоторых форм хронического гастрита, язвенной болезни (ЯБ), а возможно, и рака желудка обусловили всеобщий интерес к этим микроорганизмам, приспособившимся к существованию в резко кислой среде желудка [6,9,12,17,20,24]. Патогенез ЯБ по-прежнему рассматривают как результат дисбаланса, конфликта между местными факторами "агрессии" и "защиты" с превалированием "агрессивных" факторов и/или ослаблением "защитных". Причем решающая роль отводится все-таки "агрессивным" факторам, прежде всего ацидопептическому и инфекционному - HP. Предлагают дополнить или даже заменить известную формулу начала века "Нет кислоты - нет язвы" столь же безапелляционной - "Нет Helicobacter pylori - нет язвы" [21,22,23], что нам представляется преждевременным.

Какой из двух названных местных "агрессивных" факторов патогенеза ЯБ является облигатным, а какой - факультативным? Частично ответ на этот вопрос дают результаты органосохраняющих операций: при успешном исходе селективной проксимальной ваготомии (стойком угнетении кислотообразования в желудке) язвы не рецидивируют, несмотря на продолжающуюся контаминацию слизистой оболочки желудка (СОЖ) HP [11,17].

По концепции "протекающей крыши" ("Leaking roof" concept), HP, колонизирующая СОЖ и луковицы двенадцатиперстной кишки (ДПК), активирует систему комплемента, вызывая комплементозависимое воспаление, и одновременно стимулирует иммунокомпетентные клетки, которые высвобождают лизосомальные ферменты (гидролазы), обладающие значительным деструктивным потенциалом. При этом угнетаются синтез и секреция гликопротеинов желудочной слизи, повреждаются эпителиоциты, начинающие секретировать цитокины, снижаются прочность слизисто-бикарбонатного барьера желудка, регенераторная способность и целость эпителиального покрова, что создает условия для усиленной ретродиффузии Н+-ионов, цитотоксического действия HP и протеолитического "прорыва" СОЖ или ДПК с образованием язвенного дефекта [12,19,20].

Важным механизмом ульцерогенеза являются местные иммунные сдвиги, возникающие при колонизации СОЖ и ДПК Helicobacter pylori, с формированием цитотоксических и нецитотоксических реакций замедленного типа, которые приводят к воспалительной или гранулематозной инфильтрации (антрумгастрит, бульбит) и, в конечном счете, к иммуноцитолизу (иммунодеструкции) на участке СОЖ или ДПК с пониженной резистентностью, чаще всего у больных с наличием предрасполагающих факторов — генетических, психосоциальных, психоэмоциональных, стрессовых и др. [7,8,11,12].

Исходя из этих представлений современные средства лечения ЯБ направлены главным образом на подавление кислой желудочной секреции с целью достижения пролонгированной субтотальной (или тотальной) блокады механизмов кислотообразования в желудке, а также на возможно полную элиминацию (эрадикацию) HP из СОЖ и ДПК. Что касается средств, укрепляющих местные защитные потенции СОЖ и ДПК (Site-protecting agents), то они не полностью оправдали возлагавшиеся на них надежды, и им отводится сейчас подчиненная роль.

На этом пути уже достигнуты значительные успехи, которые невозможно отрицать. Однако излечение ЯБ по-прежнему остается иллюзорным [6,13,16,23].

Анализируя "плюсы" и "минусы" современной фармакотерапии ЯБ, нельзя забывать о возможных последствиях пролонгированной (от 1 до 5 лет) субтотальной блокады кислотообразования в желудке, каковыми являются:

- фактическая редукция желудочной фазы пищеварения, дезорганизация его кишечной фазы из-за недостаточной стимуляции синтеза ряда интестинальных гормонов (секретина, панкреозимина-холецистокинина, соматостатина, мотилина и др.), вырабатываемых в ДПК под влиянием хлористоводородной кислоты желудочного сока и обеспечивающих стимуляцию внешней секреции поджелудочной железы, желчеотделение, секрецию и моторику кишечника;

- колонизация СОЖ бактериями, поступающими в желудок извне;

- заселение тонкой кишки патогенной и условно-патогенной микрофлорой и нарушение ее функции;

- стойкая гипергастринемия с последующим "синдромом рикошета" и рецидивом язвы вслед за отменой блокаторов кислотообразования;

- определенный риск образования карциноида за счет развивающейся гиперплазии энтерохромаффинных клеток, которая, как известно, предшествует появлению карциноидной опухоли, и т.п. [9,11,12,23].

Эрадикация HP из СОЖ и ДПК достигается в 90-91% случаев при назначении трех- и четырехкомпонентной антибактериальной терапии, после которой частота рецидивов ЯБ снижается в течение первого года с 72-82 до 5-30%. Однако такое лечение является трудновыполнимым и обременительным для больных, весьма дорогостоящим, по существу принудительным и не лишенным риска: частота побочных явлений достигает 30% [11,13]. Кроме того, в последующем неизбежно возникают реинфекция HP и рецидив ЯБ. Поэтому назначение трех- и четырехкомпонентной антибактериальной терапии можно считать оправданным и допустимым только при определенных показаниях:

- частых и упорных рецидивах;

- осложненном течении ЯБ;

- рефрактерности к действию современных антисекреторных фармакопрепаратов;

- высокой степени (3+, 4+) контаминации СОЖ и ДПК Helicobacter pylori.

В остальных случаях применение массированной антибактериалной терапии при ЯБ считаем недостаточно оправданным. Необходимо настойчиво продолжать поиск принципиально новых путей решения проблемы излечения ЯБ [5,6,11].

Установлено, что колонизация СОЖ и ДПК Helicobacter pylori вызывает значительные повреждения их поверхностных структур. Однако до сих пор не удалось выявить какие-либо специфические клинические проявления (симптомы), свойственные НР-ассоциированным ЯБ и хроническому гастриту, - клиническая релевантность HP-инфекции остается недоказанной. Не приводится сколько-нибудь убедительных объяснений одиночности (как правило) язвенного дефекта при рецидиве НР-ассоциированной ЯБ, ярко выраженной сезонности обострений язвенного процесса, а также такой его характерной особенности, как спонтанная циклическая эволюция (рецидив - ремиссия - снова рецидив и т.д.), независимо от продолжающейся колонизации СОЖ и ДПК HP, что подтверждается эффектом плацебо и нашло отражение в одном из афоризмов В.Х.Василенко: "Язвы заживают при лечении, без лечения и "вопреки" лечению" [1,10,11].

Почему ЯБ развивается только у одного из 8-10 инфицированных HP? Как объяснить тот факт, что ЯБ страдают преимущественно люди молодого и среднего возраста, тогда как колонизация СОЖ и ДПК Helicobacter pylori максимальна у пожилых? Почему у мужчин ЯБ встречается в 4 раза чаще, чем у женщин, хотя контаминация СОЖ Helicobacter pylori у них наблюдается одинаково часто? Почему больных ЯБ больше у населения высокоразвитых стран, хотя инфицированность этими микроорганизмами значительно выше у жителей стран Африки и Азии? Как объяснить быстрое рубцевание язв у больных ЯБ под влиянием таких немедикаментозных методов, как, например, лазеротерапия, которая не влияет ни на уровень кислотообразования в желудке, ни на колонизацию СОЖ и ДПК Helicobacter pylori? Почему ЯБ страдает только человек, хотя HP обнаружена и у некоторых животных? Почему у добровольцев, вводивших себе в желудок культуру HP, развивается хронический гастрит, но ни разу не удалось воспроизвести ЯБ (а это - один из постулатов Р.Коха)? Почему при лечении ЯБ антибактериальными средствами частота эрадикации HP из СОЖ и ДПК, как правило, не совпадает с частотой рубцевания язв? Возможно ли, чтобы две столь противоположные по своим клинико-функционально-морфологическим характеристикам болезни, как ЯБ ДПК и рак желудка, были обусловлены одной и той же НР-инфекцией? [11,17,24].

Сейчас, когда во всем мире увлеченно изучают роль HP при ЯБ и другой гастродуоденальной патологии, задавать такие вопросы считается некорректным и даже предосудительным. Однако эти вопросы существуют и требуют ответа.

Что же представляет собой ЯБ: преимущественно местный (локальный) деструктивный процесс в СОЖ и ДПК инфекционной природы или это общее системное заболевание, обусловленное нарушением регулирующих систем организма и имеющее наследственные детерминанты? Следует напомнить, что до сих пор ни одна унитарная теория этиологии и патогенеза ЯБ не имела успеха; вряд ли будет подтверждена и инфекционная теория, во всяком случае в ее «чистом» виде.

Мы рассматриваем язвенную болезнь как полиэтиологическое (многофакторное) и полипатогенетическое (гетерогенное) заболевание, а HP-инфекцию - как один из важных, но действующих преимущественно местно, факторов патогенеза ЯБ и как индикатор риска ее рецидива [10,11].

Гастродуоденальная язва (ЯБ) формируется в результате массированного воздействия комплекса различных экзо- и эндогенных этиологических факторов: психоэмоциональных, психосоциальных, генетических, конституциональных и др. [7,10]. При этом происходит «срыв» прежде надежных механизмов, обеспечивающих автоматизм функции и координацию действий автономной гастродуоденохолангио-панкреатической системы саморегуляции, нарушаются внутренние взаимосвязи и синхронизация их секреторной и двигательной деятельности, что создает благоприятные условия для "агрессии" кислотно-пептического фактора на ограниченном участке СОЖ или ДПК с пониженной резистентностью, возникшей в результате действия местных патогенетических факторов (ишемия, микротромбоз, повреждение слизистой оболочки HP, процессы иммуно-деструкции, усиленная ретродиффузия Н+-ионов и др.).

Образовавшаяся язва становится источником перманентной сигнализации (импульсации) в вышележащие отделы (уровни) иерархической системы адаптивной саморегуляции, которые контролируют висцеральные функции и мобилизуют механизмы саногенеза. Последние обеспечивают сначала самоограничение язвенного процесса, а затем рубцевание язвы и коррекцию функциональных нарушений. Мобилизация саногенеза не только приводит к заживлению язвы, но и препятствует образованию новых язв, поскольку механизмы заболевания и выздоровления "запускаются" патогенными факторами одновременно [10,11,15].

Спонтанная циклическая эволюция ЯБ со сменой рецидивов и ремиссий объясняется тем, что уже к началу ее развития в гастродуоденальной автономной системе саморегуляции устанавливаются новые, патологические, регуляторные взаимоотношения, обусловливающие ее недостаточную надежность, которая сохраняется и после рубцевания язвы. Вследствие этого при концентрированном воздействии неблагоприятных факторов внешней среды (психоэмоциональный стресс, резкая смена метеоусловий, реинфекция HP и др.) язва легко рецидивирует, а благодаря включению более высоких уровней системы адаптивной саморегуляции и контроля снова мобилизуются механизмы саногенеза и происходит рубцевание язвы и т.д. [10].

Исходя из изложенной концепции излечение ЯБ может быть достигнуто лишь при одновременном лечебном воздействии как на общие патогенетические факторы язвообразования (интегральные механизмы адаптивной регуляции и саморегуляции), так и на местные факторы ульцерогенеза (ацидопептический, инфекционный - HP, процессы местной иммунодеструкции, избыточную активность процессов свободнорадикального окисления липидов и др.), особенно при впервые выявленной ЯБ или небольшой давности заболевания (до 3-5 лет).

При поиске принципиально новых лечебных средств, способных восстановить нарушенные процессы адаптивной саморегуляции функций гастродуоденохолангиопанкреатической системы и интегральные механизмы управления и контроля за висцеральными функциями организма, наше внимание привлек недавно разработанный метод физиотерапии - крайне высокочастотная (КВЧ) терапия, отличающаяся уникальными лечебными свойствами [2-4,18].

КВЧ-терапия занимает особое место среди современных методов физиотерапии. Она представляет собой радиофизический метод воздействия на организм с помощью когерентных электромагнитных излучений (ЭМИ) миллиметрового диапазона частот, т.е. крайне высокой частоты, и относится к низкоинтенсивным нетепловым воздействиям. Полагают, что энергия ЭМИ КВЧ-диапазона непосредственно не влияет на патологический процесс. Суть КВЧ-терапии состоит в передаче информации путем имитации специфического межклеточного сигнала связи, который мобилизует механизмы саногенеза и обеспечивает восстановление нарушенных функций, адаптацию к изменившимся условиям жизнедеятельности, стимулирует регенерацию поврежденных тканей и т.п. [4,14].

Известно, что клетки живых организмов также являются источником когерентных акустоэлектрических и электромагнитных волн миллиметрового диапазона, причем их спектрально-частотные характеристики у здоровых и больных, как правило, не совпадают. Генерируемые клетками слабые когерентные сигналы обеспечивают межклеточное взаимодействие и синхронизацию с внешними сигналами, генерируемыми установками для КВЧ-терапии. Это обстоятельство открывает большие возможности для их лечебного использования благодаря рецепции живыми клетками внешней энергии ЭМИ миллиметрового диапазона. В многоклеточных структурах, каким является организм, когерентные колебания диполей, входящих в структуру клеток, взаимно синхронизированы. В результате образуются кооперативно функционирующие клеточные ансамбли, действие которых скоординировано в целостном организме и в отдельных его частях. Именно такая иерархически организованная система управления способна обеспечить адекватный ответ организма на действие любых внешних раздражителей. Эта система адаптации организма стимулируется КВЧ-излучением и состоит в мобилизации ими механизмов саногенеза в тех случаях, когда организм самостоятельно не может справиться с этой задачей. Все это дает право рассматривать КВЧ-терапию как один из наиболее перспективных лечебных методов [2,14].

Первичной мишенью при воздействии ЭМИ миллиметрового диапазона являются клеточные мембраны. Они воспринимают КВЧ-излучение с резонансными частотами, выполняя роль сигнала, управляющего в поврежденных клетках процессами восстановления и адаптации к изменившимся условиям функционирования. Биохимический эффект КВЧ-излучения проявляется формированием в поврежденных клетках белковых подструктур, состоящих из белковых молекул цитоплазмы, которые перемещаются к клеточной мембране под влиянием акустоэлектрических волн и удерживаются там силами адгезии.

При различных заболеваниях, в том числе и при ЯБ, возникают деформации (искажения) клеточных мембран с образованием втяжений и выпячиваний, снижается функциональная активность клеток. Белковые молекулы, "подтягиваясь" из цитоплазмы к клеточным мембранам под влиянием КВЧ-поля, "бомбардируют" их поверхность изнутри. Они оказывают силовое давление, которое особенно велико в местах деформации клеточных мембран. Это способствует устранению возникших искажений, восстановлению их структуры и функции (при обратимости патологического процесса). Кроме того, КВЧ-сигналы стимулируют биохимические процессы в клетках, влияя на активность внутриклеточных ферментов и процессы свободнорадикального окисления липидов. Отмечено наличие связи между первичной рецепцией ЭМИ миллиметрового диапазона частот и водосодержащими структурами клеток и тканей, что оказывает влияние на активность АТФ-синтетаз энергообразующих мембран. Благодаря этому достигается физиологический эффект стимуляции [2-4,14,18].

Кажущийся удивительным широкий спектр лечебного действия КВЧ-излучений объясняется тем, что при различных болезнях, независимо от локализации патологического процесса, могут возникнуть однотипные деформации клеточных мембран, генерирующих осцилляции одних и тех же или близких частот.

Источником ЭМИ миллиметрового диапазона для КВЧ-терапии является терапевтическая установка "Явь-1" с рабочей длиной волны 5,6 и 7,1 мм и плотностью потока мощности излучения до 10 мВт/см2, а также "Явь-2М", "Электроника-КВЧ" и др.

Исходя из приведенной выше концепции патогенеза ЯБ, КВЧ-терапия при рецидиве ЯБ патогенетически оправдана, так как основу ее действия составляет мобилизация механизмов саногенеза, управления процессами адаптации и восстановления нарушенных функций и тканевых структур.

Под нашим наблюдением находились две репрезентативные группы больных ЯБДПК в фазе рецидива (82 человека).

В первой (основной) группе (40 больных) проводили КВЧ-монотерапию, что диктовалось необходимостью объективной оценки ее эффективности и выяснения некоторых сторон механизма лечебного действия ЭМИ-миллиметрового диапазона волн.

Вторая группа (42 человека) состояла из 2 равных подгрупп (1-й и 2-й) по численности (21), в которых КВЧ-терапию сочетали либо с назначением антибиотика из группы фторхинолонов - нолицином (норфлоксацином), либо с антисекреторным препаратом квамателом (фамотидином) из группы блокаторов Н2-рецепторов гистамина. Доза нолицина - 800 мг/сут, кваматела - 40 мг/сут. Препараты принимали утром и вечером перед сном. Курс лечения - 2 нед.

Среди обследованных преобладали мужчины (81%) моложе 40 лет (61%) с давностью заболевания менее 5 лет (72%). У 37% из них ЯБДПК впервые диагностирована до 20 лет, у 80% - до 40 лет. С впервые выявленной ЯБДПК было 44% обследованных. У 45% больных наблюдалось ежегодно по 2 рецидива и более, а отягощенная по ЯБ наследственность определена у 39%; 65% обследованных курили, а 44% - регулярно употребляли алкоголь.

Основной жалобой у всех больных при поступлении в стационар был болевой синдром, в том числе с отчетливым суточным ритмом - у 55%, с "голодными" и "ночными" болями - у 82 и 65% соответственно. Изжога беспокоила 66% больных, отрыжка (воздушная, кислая) - 61%, рвота - 28%. Симптом Менделя определялся до лечения у 90% больных, а локальная болезненность при глубокой пальпации в эпигастрии - у 95%. При гастродуоденофиброскопии язвенный дефект в луковице ДПК выявлен в 100% случаев, причем преобладали язвы диаметром 0,5 - 0,8 см (56%).

Больных лечили в специализированном стационаре аппаратом "Явь-1" (длина волны - 5,6 мм). При недостаточном клиническом эффекте в первые 4-5 дней переходили на другую длину волны - 7,1 мм. Зона облучения - нижняя треть грудины, экспозиция - 30 мин, курс лечения - 10 процедур, ежедневно, кроме выходных дней. Контрольную гастродуоденофиброскопию проводили через 2 нед сразу после окончания курса КВЧ-терапии, а затем (при незажившей язве) - еженедельно, до образования послеязвенного рубца.

В процессе лечения болевой синдром купирован у всех больных. В основной группе боли исчезали в течение первых 2 нед у 77,5±6,6%, в среднем за 8,4±1,1 дня; при сочетании КВЧ-терапии с нолицином - у 90,5±6,6%, в среднем за 5,7+1,4 дня, а при сочетании с квамателом - у 100% больных, в среднем за 3,8±1,1 дня. Одновременно, но на 2—3 дня раньше, исчезал диспепсический синдром, в среднем через 6,8±1,3 дня, причем раньше в основной группе (КВЧ-монотерапия), чем во 2-й подгруппе и особенно в 1-й, получавшей дополнительно нолицин.

Симптом Менделя после курса КВЧ-монотерапии исчез у всех обследованных через 7,4±0,8 дня от начала лечения, при сочетании КВЧ-терапии с нолицином - через 6,5±1,0 дня, а с квамателом - через 5,6±0,8 дня. Локальная пальпаторная болезненность в эпигастрии не выявлялась после курса лечения также у всех больных. В процессе КВЧ-монотерапии она исчезала в среднем через 8,8±1,0 дня, а при сочетанном лечении - через 8,3±1,0 и 5,4+0,6 дня соответственно (р<0,05). При контрольной гастродуоденофиброскопии через 2 нед (сразу после окончания курса лечения) язвенный дефект не был обнаружен: в основной группе (КВЧ-монотерапия) - у 63% больных, в 1-й подгруппе (нолицин) - у 75% и во 2-й подгруппе (квамател) - у 65%; через 3 нед - у 80, 90 и 90% больных соответственно. Во всех группах язвы заживали в среднем через 16,3, 16,0 и 15,6 дня. Часто язвенный дефект эпителизировался без образования грубого соединительнотканного рубца, прежде всего у больных с впервые выявленной ЯБДПК. Это существенно сказывалось на дальнейшем течении болезни.

Для выяснения механизма лечебного действия КВЧ-монотерпии при ЯБДПК всестороннее исследовали основную группу больных. Представляем лишь некоторые, наиболее значимые, результаты.

Влияние КВЧ-монотерапии на кислотообразующую функцию желудка изучали методом интрагастральной рН-метрии на аппаратах "Гастроскан" и "Ацидограф" с записью рН-грамм до и после 2-недельного курса лечения. Кроме того, использовали метод топографической экспресс-рН-метрии (аппарат ИКЖ-2) с регистрацией пристеночного рН по всему периметру желудка - от кардии до антрума и интервалами в 1 см (в 30 точках и 6 зонах по 5 см каждая) и построением "рН-профиля" желудка. При топографической экспресс-рН-метрии после курса КВЧ-монотерапии достоверно повышался пристеночный рН во 2-й зоне (6-10 см от входа в желудок) - с 3,7+0,4 до 4,8+0,2 (р<0,02) и в 4-й зоне (16-20 см) - с 1,5+0,1 до 2,0±0,2 (р<0,05); тенденция к повышению рН наблюдалась и в 5-й зоне (21-25 см) - с 1,4+0,1 до 2,0+0,4 (р<0,05).

При графической регистрации рН в желудке применили щелочной тест Ноллера, позволяющий определить щелочное время, отражающее содержание хлористоводородной кислоты в желудке в момент исследования. Одновременно вычисляли кинетическую функцию кислотообразования, позволяющую оценить соотношение биохимической активности кислото- и щелочепродуцирующих клеток желудка, и темп (скорость) секреции водородных ионов после щелочного теста, отражающего изменение реактивности желудочных желез после курса лечения (методика Я.С. Циммермана и Ф.Р. Вержбицкого).

После курса КВЧ-монотерапии щелочное время увеличилось несущественно: с 12,4+1,6 до 15,9+2,1 мин (р>0,1), однако рН в теле желудка достоверно повысился с 1,3+0,1 до 2,1+0,2 (р<0,02). Одновременно снижалась кинетическая функция кислотообразования - с 10,7+0,3 до 8,8+0,5 (р<0,01) и, что особенно важно, снизился темп секреции водородных ионов - с 2,4+0,6 до 1,0+0,3 ед. рН/мин (р<0,05).

Активность процессов свободнорадикального окисления липидов до и после курса КВЧ-монотерапии определяли по содержанию малонового диальдегида и антиоксидантной активности в плазме крови и в эритроцитах по методике И.Д. Стальной, Т.Г. Горишвили, Ю.О. Теселкина и соавт. Концентрация малонового диальдегида в крови снизилась с 1,8+0,3 до 1,1+0,2 нм/мл плазмы (р<0,05) при норме 1,00+0,08, а в эритроцитах - с 7,8+0,4 до 5,4+0,6 мкмоль/мл эритроцитной массы (р<0,02) при норме 4,55+2,40 мкмоль/мл. Напротив, антиоксидант-ная активность плазмы крови существенно повысилась: с 39,7+5,0 до 58,3+5,7% (р<0,05) при норме 45,0+1,0%. Антиоксидантная активность эритроцитов возросла с 40,4+4,4 до 49,9+4,4% (р<0,01) при норме 42,0+3,0%.

Присутствие HP в СОЖ и степень колонизации этими бактериями определяли уреазным экспресс-методом и морфологически - в биоптатах СОЖ из антрума и тела желудка. До начала лечения, по данным уреазного теста и гистобактериоскопического исследования биоптатов, окрашенных 1 % раствором метиленового синего, HP выявлена у всех обследованных (степень контаминации СОЖ HP оценивали по Л.И. Аруину). Бактерии имели спиралевидную или палочковидную форму, располагались под слоем слизи и в области валиков и желудочных ямок, формировали микроколонии в очагах адгезии к эпителиоцитам. Отмечены признаки альтерации клеток, нарушения слизеобразования, стаз эритроцитов, отек стромы и единичные микроэрозии. Активность гастрита оценивалась как умеренная. В основном она соответствовала степени колонизации СОЖ Helicobacter pylori.

После курса КВЧ-монотерапии у 10% больных определялся отрицательный уреазный тест, но при гистобактериоскопическом исследовании HP обнаружена у всех больных. Иногда HP трансформировалась в кокковую форму, не обладающую уреазной активностью. У 80% больных, по данным морфологического исследования, и у 60% - по результатам уреазного теста, степень контаминации СОЖ этими бактериями снизилась на 1+.

При сочетанном применении КВЧ-терапии и нолицина (10 дней) эрадикация HP из СОЖ достигла 60%, а при ее сочетании с квамателом частота и степень колонизации СОЖ Helicobacter pylori фактически не изменились.

Таким образом, КВЧ-монотерапия, уступая квамателу (фамотидину) в антисекреторном эффекте, а нолицину (норфлоксацину) - в антибактериальном, тем не менее обусловливает высокую частоту рубцевания язв (до 80%) за счет мобилизации механизмов саногенеза и подавления активности процессов свободнорадикального окисления липидов. При сочетании КВЧ-терапии с нолицином и квамателом эффективность лечения существенно повышается и, по предварительным данным, это может стать одним из перспективных путей излечения ЯБ, прежде всего у больных с впервые выявленной язвой и коротким язвенным анамнезом.

Необходимо продолжить поиск и других методов лечения ЯБ, основанных на представленной концепции ее патогенеза, например, использовать пирацетам (ноотропил) в сочетании с антисекреторными и антибактериальными (анти-НР) средствами.

Пирацетам, являясь оригинальным психотропным препаратом, обладает не только нейрометаболическим эффектом, но и улучшает интегральную деятельность мозга, подвижность нервных процессов, восстанавливает нарушенные корково-подкорковые взаимоотношения, повышает энергетический потенциал нейронов, регионарный кровоток, вызывает антиоксидантный эффект, обладает выраженным мембранопротекторным действием при хроническом стрессе. Все это обеспечивает ему индивидуальный спектр терапевтической активности, включающий совокупность психо-, нейро- и соматотропных эффектов. В сочетании с антибактериальными средствами, действующими преимущественно местно, пирацетам, возможно, позволит достичь еще более высоких и стойких результатов, добиться излечения язвенной болезни.
 
Список литературы

  1. Василенко В.Х. Некоторые старые и новые проблемы патогенеза язвенной болезни // Клин. мед. - 1970. - № 10. - С.117-127. 
  2. Голант М.Б. Резонансное действие когерентных электромагнитных излучений миллиметрового диапазона волн на живые организмы // Биофизика. - 1989. -№6. - С.1004-1014.
  3. Девятков Н.Д., Голант М.Б., Бецкий О.В. Миллиметровые волны и их роль в процессах жизнедеятельности. - М.: Радио и связь, 1991. - 170 с. 
  4. Девятков Н.Д., Голант М.Б., Реброва Т.Б. Различие в подходе к устранению обратимых и необратимых нарушений организма с помощью когерентных излучений миллиметрового диапазона волн // Миллиметровые волны в медицине и биологии. - М.: ИРЭ АН СССР, 1989. - С.106-114. 
  5. Зайцева Е.И. Патогенетическая дифференциация медикаментозного лечения язвенной болезни // Рос. журн. гастроэнтерол., гепатол., колопроктол. - 1996. - Т. 6, № 4, прил. № 3. - С.36-37. 
  6. Ивашкин В.Г. Helicobacter pylori: биологические характеристики, патогенез, перспективы эрадикации // Рос. журн. гастроэнтерол., гепатол., колопроктол. - 1997. - Т. 7, № 1. - С.21-23. 
  7. Миронычев Г.Н., Логинов А.Ф., Калинин А.В. Психосоматические аспекты язвенной болезни // Рос. журн. гастроэнтерол., гепатол., колопроктол. - 1996. - Т. 6, № 3. - С. 39-40. 
  8. Суринов В.А., Циммерман Я.С Значение иммунной системы в формировании язвенной болезни // Рос. журн. гастроэнтерол., гепатол., колопроктол. - 1996. - Т. 6, № 3. - С.40-44. 
  9. Фишелева Е.Л. Helicobacter pylori и злокачественные опухоли желудка // Рос. журн. гастроэнтерол., гепатол., колопроктол. - 1996. - Т. 6, № 4. - С. 23-25. 
  10. Циммерман Я.С Концепция патогенеза язвенной болезни (обоснование) // Клин. мед. - 1994. - № 4. - С.65-67. 
  11. Циммерман Я.С. Нерешенные и спорные проблемы учения о язвенной болезни: Актовая речь // Пермск. мед. журн. - 1995. - № 4. - С. 97-106. 
  12. Циммерман Я.С, Зиннатуллин М.Р. Helicobacter pylori и их роль в развитии хронического гастрита и язвенной болезни // Клин. мед. - 1997. - № 4. - С. 8-13. 
  13. Циммерман Я.С, Зиннатуллин М.Р. Лечение язвенной болезни, ассоциированной с Helicobacter pylori, антибактериальными средствами // Клин, фармакол. и тер. - 1997. - № 1. - С.35-38. 
  14. Циммерман Я.С, Кунстман Г.Г., Телянер И.И. Крайне высокочастотная терапия и возможности ее применения в гастроэнтерологии // Пермск. мед. журн. - 1995. - № 1-2. - С.88-93. 
  15. Чернух A.M. Предболезнь, начало болезни и выздоровление (общепатологические аспекты проблемы) // 18-й Всесоюзный съезд терапевтов. - М., 1981. - Т.1. - С.118-121. 
  16. Шептулш А.А. Современные принципы фармакотерапии язвенной болезни // Клин. мед. - 1996. - № 8. - С.17-19. 
  17. Шуневич А.Н., Силивончик Н.Н., Ледник А.И., Причун Н.П. Helicobacter pylori и язвенная болезнь: за и против // "Горячие точки" в гастроэнтерологии. - Смоленск; М., 1995. - С. 278-280. 
  18. Frolich H. The bioligical effects of microwaves and related questions // Advances in electronics and electron physics. - 1980. - Vol. 53. - P. 85-152. 
  19. Goodwin C.D. Duodenal ulcer, Campylobacter pylori and the "Leaking roof concept // Lancet. - 1988. - Vol.2, N 8626/8627. - P. 1467-1469. 
  20. Goodwin C.D., Gordon A., Burke V. Helicobacter pylori and duodenal ulcer // Med. J. Austr. - 1990. - Vol. 153. - P. 66-67. 
  21. Graham D.Y. Campylobacter pylori and peptic ulcer disease // Gastroenterology. - 1989. - Vol. 96. - P. 615-625. 
  22. Graham D.Y., Opekun A, Lew G.M. et al. Ablation of exaggregated medl-stimulated gastrin release in duodenal ulcer patients after clearence of Helicobacter pylori infection // Amer. J. Gastroenterol. - 1990. - Vol. 85. - P. 394-398. 
  23. Mignon M. (coordination). Gastroenterologie: Precis des meladies de l'appareil digestif. - P.: Ellipses, 1992. - 704 p. 
  24. Muszynski J., Dzierzanowska D., Sieminska J. et al. Helicobacter pylori infection a real risk factor for gastric carcinoma? // Scand. J. Gastroenterol. - 1995. - Vol. 30. - P. 647-651. 
Концепция патогенеза язвенной болезни и перспективы ее излечения.

Я.С. Циммерман, И.И. Телянер.

Кафедра факультетской терапии Пермской государственной медицинской академии.

Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 1998, № 3, с. 35-41.


Назад в раздел
Популярно о болезнях ЖКТ читайте в разделе "Пациентам"
Лекарства, применяемые при заболеваниях ЖКТ
Адреса клиник

Индекс цитирования
Логотип Исток-Системы

Информация на сайте www.gastroscan.ru предназначена для образовательных и научных целей. Условия использования.