Маев И.В., Рапопорт С.И., Гречушников В.Б., Самсонов А.А., Сакович Л.В., Афонин Б.В., Айвазова Р.А. Диагностическая значимость дыхательных тестов в диагностике инфекции Helicobacter pylori // Клиническая медицина. 2013. № 2. С. 29–33.

Популярно о болезнях ЖКТ Лекарства при болезнях ЖКТ Если лечение не помогает Адреса клиник

Авторы: Маев И.В. / Рапопорт С.И. / Гречушников В.Б. / Самсонов А.А. / Сакович Л.В. / Афонин Б.В. / Айвазова Р.А.


Диагностическая значимость дыхательных тестов в диагностике инфекции Helicobacter pylori

И.В. Маев1, С.И. Рапопорт2, В.Б. Гречушников4, А.А. Самсонов1, Л.В. Сакович5, Б.В. Афонин3, Р.А. Айвазова1


1 - ФГОУ ВПО Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова Минздравсоцразвития России; 
2 - ГБОУ ВПО Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова; 
3 - Государственный научный центр РФ - Институт медико-биологических проблем РАН ;
4 - Центральная клиническая больница РЖД № 6;
5 - ООО «TSD ISOTOPES Ltd»

Представлены результаты обследования 76 больных, у которых проведена клиническая оценка значимости и перспективности применения дыхательных тестов для диагностики и мониторинга инфекции Helicobacter pylori. Наибольшее совпадение с результатами гистологических исследований наблюдалось при проведении 13С- и 14С-уреазных дыхательных тестов. Эти тесты наиболее информативны в выявлении инфицированных H. pylori. При этом методика 13С-уреазного дыхательного теста более предпочтительна как в клинике, так и в амбулаторных условиях, а NН3-уреазный дыхательный тест значительно уступает 13С- и 14С-уреазным дыхательным тестам.

Ключевые слова: Helicobacter pylori, дыхательный тест

The role of respiratory tests in diagnostics of Helicobacter pylori infection

I.V. Maev, S.I. Rapoport , V.B. Grechushnikov, A.A. Samsonov, L.V. Sakovich, B.V. Afonin, R.A. Aivazova

Moscow State Medical Stomatological University; I.M.Sechenov First Moscow State Medical University; 
Institute of Medico-Biological Problems; Central Clinical Hospital No 6, Russian Railways joint-stock company; 
TSD Isotopes Ltd


The clinical significance and potential of respiratory tests for diagnostics of Helicobacter pylori infection was estimated in 76 patients. Results of 13C- and 14C-urease tests were in especially good agreement with those oh histological studies. The 13C-urease test should be preferred in the examination of both in-patients and out-patients whereas NH3-urease test is much inferior to 13C and 14C-urease tests in terms of informative value.

Key words: Helicobacter pylori, respiratory tests

С открытием австралийскими учеными B. Marhall и J. Warren [1] роли микроорганизма Helicobacter pylori (Нр) в природе заболеваний желудка и двенадцатиперстной кишки, главным образом хронического гастрита и язвенной болезни, миру была показана зависимость основной желудочной патологии от инфекционного фактора — бактерии рода Hp. Значение этого открытия мы до сих пор полностью оценить не можем [2]. То , что Hp относится к числу патогенных бактерий, в настоящее время не вызывает сомнения [3, 4]. Что касается распространенности инфицирования этим микроорганизмом, то, по данным разных авторов, во всем мире она колеблется от 15 до 90% и более, причем в нашей стране уровень распространения выше среднего, особенно в азиатском регионе [5, 6].

Драматизирует ситуацию с инфекцией Hp и то обстоятельство, что Hp не только способствует развитию хронического гастрита, язвенной болезни, мальтомы желудка, но и может вести к неоплазии слизистой оболочки желудка с развитием некардиального рака, аденокарциномы [7—12]. При этом заболеваемость имеет четкую тенденцию к росту [13, 14]. Следует также отметить, что инфекция Hp может вызывать и системные реакции в организме [15—22], однако данные на этот счет противоречивы [23].

Приоритетным вопросом в изучении инфекции Hp является достоверная верификация поражения как на этапе первичной диагностики, так и после проведенной эрадикационной терапии. Достоверная и своевременная диагностика инфекции Hp позволяет избежать необоснованного назначения химиотерапевтических препаратов, а также адекватно контролировать проведенную антихеликобактерную терапию.

В настоящее время разработано большое число методов, позволяющих выявить инфекцию, однако ни один из методов не обладает 100% чувствительностью и специфичностью [24]. Согласно рекомендациям Американской коллегии гастроэнтерологов (2005) и рекомендациям III и IV международных консенсусов по проблеме хеликобактерной инфекции (Маастрихта III и IV, 2005, 2010), диагноз инфекции Hp должен устанавливаться на основании результатов уреазного дыхательного теста (УДТ) с использованием мочевины, меченной 13С, а при его недоступности — путем определения антигена Hp в фекалиях (stool-тест) [25—28].

Принцип дыхательного теста основан на том, что бактерия Hp в целях защиты от агрессивной среды желудка вырабатывают фермент уреазу, стимулирующую реакцию гидролиза мочевины желудочного сока, в результате которой образуются двуокись углерода (СО2), вода и аммиак. Этот процесс выражается уравнением: 2H2N(13CO) NH2 + 2H2O — уреаза → 4NH3↑ + 213CO2↑, в результате чего кислотно-щелочное равновесие среды, окружающей Hp, смещается в щелочную сторону. Если в желудок, где есть бактерии Hp, попадает мочевина, меченная одним из изотопов углерода (13С или 14С), то она быстро разлагается в присутствии уреазы с образованием меченной по углероду двуокиси углерода. СО2 поглощается кровью и выводится через легкие с выдыхаемым воздухом. Если бактерии в желудке отсутствуют, то гидролиз не идет и, следовательно, СО2 не продуцируется.

Для диагностики хеликобактериоза применяют один из двух методов — 13С-УДТ или 14С-УДТ , чаще первый. После приема обследуемым внутрь препарата, содержащего 13С или 14С, пробы выдыхаемого воздуха отбирают через определенные интервалы времени. Радиометрический анализ этих проб проводят на жидкостном сцинтилляционном счетчике. По содержанию меченного 14C углекислого газа устанавливают инфицированность Hp. Основной проблемой использования 14С-УДТ является сложная организация работ по хранению и транспортировке радиоактивных препаратов.  Использование  микрокапсул  для  упаковки мочевины, меченной радиоактивным изотопом, позволило свести к минимуму трудности, связанные с хранением, утилизацией и безопасностью этого изотопа. В США продажа микрокапсул с мочевиной, меченной изотопами углерода, разрешена FDA наравне с обычными лекарственными препаратами через аптечную сеть [29, 30].

13С-мочевина представляет собой порошок мочевины, меченный стабильным изотопом углерода — 13С (не менее 99 % 13СН4N2O); международное непатентованное название: 13С-мочевина (код V04CX согласно анатомо-терапевтической классификации, рекомендованной Всемирной организацией здравоохранения).

Меченная изотопом 13С двуокись углерода всасывается в кровь, попадает в легкие и выдыхается вместе с другими продуктами дыхания. Анализ продуктов дыхания проводят на изотопочувствительном аналитическом приборе.

Попытки контролировать аммиак в выдыхаемом воздухе рассматривались как бесперспективные, так как образующийся аммиак активно метаболизируется: после образования он поступает в кровь, далее — в печень, где обезвреживается и выводится с мочой в составе мочевины. Содержание аммиака в выдыхаемом воздухе соответствует уровню аммония в венозной крови [31], но его концентрация не может служить биомаркером для Hp.

Это связано с тем, что, во-первых, количество аммиака в выдыхаемом воздухе слишком мало, а во-вторых, его определение затруднено вследствие активного действия механизма аммиачного гомеостаза, поэтому выделить долю исключительно «бактериального» аммиака весьма затруднительно.

Концентрация аммиака в выдыхаемом воздухе зависит не только от уреазной активности Hp, уровня мочевины в желудке, но и от секреции соляной кислоты, тонуса нижнего пищеварительного сфинктера, функциональной возможности печени и наличия других уреазопродуцирующих микроорганизмов. В настоящее время клинических симптомов, характерных для хеликобактерной инфекции, выявить не удалось , поэтому большое значение приобретают лабораторные диагностические исследования, которые позволяют определить Hp.

Продолжаются поиски новых методов регистрации малых концентраций аммиака. Успехи в этом направлении уже есть, в частности разработаны так называемые сенсорные газоанализаторы, а также индикаторные трубки (Хелик-трубки), позволяющие регистрировать аммиак в выдыхаемом воздухе (ООО «АМА», Санкт-Петербург). Метод основан на оценке концентрации аммиака в выдыхаемом воздухе после приема пациентом порции (500 мг) мочевины с природным изотопным составом. Измерение концентрации аммиака проводится с помощью индикаторной трубки, заполненной селективным хемосорбентом, через которую прокачивается с помощью электроотсоса 2 л воздуха из полости рта. Показатель рассчитывают по длине окрашенного столбика в трубке: 1 мм соответствует концентрации аммиака 0,3 мг/м3. Измерение проводят дважды — до и после приема мочевины. При возрастании концентрации аммиака в повторной пробе более чем на 0,6 мг/м3 результат считается положительным, содержание аммиака в выдыхаемом воздухе можно также измерить с помощью Хелик [32—36] или газоанализатором «Helico Sense» (НТП «ТКА», Санкт-Петербург) [37].

Целью работы стала объективная, сравнительная оценка информативности неинвазивных методов диагностики инфекции Hp: дыхательного Хелик-теста в двух модификациях (Хелик-трубки, Хелик-аппарат, газоанализатор «Helico Sense») и 13С- и 14С-УДТ.

Материалы и методы

На инфицированность Hp нами было обследовано 76 больных с различными заболеваниями желудка и двенадцатиперстной кишки, верифицированными клинически и эндоскопически. Все больные были обследованы амбулаторно, исследования проводили независимые друг от друга врачи. Больные были разделены на две категории в зависимости от характера изменений слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки: с деструктивно-язвенными изменениями слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки (острые, хронические эрозии желудка и двенадцатиперстной кишки, язва луковицы двенадцатиперстной кишки), с поверхностными изменениями слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки (поверхностный гастрит, очаговый атрофический гастрит, дуоденит). Основными жалобами больных были диспепсические расстройства, боль в эпигастральной области (в 73% случаев); наиболее распространенными диспепсическими симптомами — изжога (43,6%), тошнота (36,3%), отрыжка (34,8%), запор 2,3%.

При обследовании 50 больных применили Хелик-трубки. У 10 больных был проведен сравнительный анализ дыхательных тестов Хелик-аппарат и 13С-УДТ - и 14С-УДТ.

У 16 больных дыхательный тест проведен газоанализатором «Helico Sense» (НТП «ТКА», Санкт-Петербург) в сравнении с 13С-УДТ. Анализ информативности методов проводился по таким критериям, как чувствительность, специфичность и диагностическая точность.

Результаты тестов сопоставляли с данными, полученными гистологическим и цитологическим методами обнаружения Hp.

После проведенной эзофагогастродуоденоскопии выявлено 40 (52,6%) больных с поверхностными изменениями слизистой оболочки желудка и 36 (47,3%) больных с деструктивными изменениями слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки.

Средний возраст обследованных составлял 48,23±4,1 года. Мужчин было 32 (42,1%), женщин — 44 (57,9%).

Результаты и обсуждение

Результаты определения чувствительности, специфичности и точности двух сравниваемых методов диагностики инфекции Нp представлены в табл. 1.

Таблица 1. Результаты первичной диагностики инфекции Hp гистологическим методом и с использованием Хелик-трубок
Метод исследования Чувствительность, % Специфичность, % Точность, %
Гистологический 97,7 83,3 96
Хелик-трубки 92,5 20 78

Из 50 больных, обследованных с помощью Хелик-трубок, у 37 была обнаружена инфекция Нp — истинно положительные результаты совпадают с результатами морфологического исследования. У 2 обследованных указанным методом зарегистрированы истинно отрицательные результаты, у 3 — ложноотрицательные и у 8 — ложноположительные. У 27 больных (8 мужчин, 19 женщин) выявлены деструктивные изменения слизистой оболочки желудка, у 23 (10 мужчин, 13 женщин) — поверхностные изменения слизистой оболочки желудка.

При гистологическом исследовании биопсийного материала инфекция Нp выявлена у 43 больных. Из 7 пациентов при гистологическом исследовании истинно отрицательные результаты получены у 5 больных, ложноотрицательные — у 1 и ложноположительные — у 1 (см. табл. 1).

Таким образом, специфичность теста с использованием Хелик-трубок по аммиаку составляет 20%, что указывает на высокую вероятность получения ложно-положительных результатов. Вместе с тем диагностическая точность в 78% случаев позволяет использовать этот метод для первичного выявления или исключения инфекции Нp, однако для ее подтверждения требуется использование дополнительных методов диагностики.

Следует указать, что в наших исследованиях мы не транспортировали пробы воздуха в лаборатории, где проводились дыхательные тесты, что устранило возможную причину неудовлетворительных результатов, полученных другими исследователями [37].

Совпадение результатов всех трех исследований отмечено только у 47% больных, а при использовании дыхательных тестов с изотопами 13С и 14С — у 94%. Результаты гистологических исследований также оказались полностью тождественны полученным с помощью последних тестов.

Для объективности наших исследований нами была проведена статистическая обработка полученных результатов. Матрица результатов тестирования представлена в табл. 2. Итоги тестирования оценивали исходя из практики интерпретации тестов: хотя бы два теста должны дать одинаковый результат, который и принимается в качестве окончательного. Уже из этих первичных данных видно, что результаты 13С-УДТ дают наибольший процент совпадений.

Таблица 2. Результаты тестирования больных с помощью Хелик-аппарата, 13С- и 14С-УДТ

Исследование

ОР тестов
  13С-УДТ 14С-УДТ Хелик-аппарат
1 1 1       1 1
2 1 0       1 1
3 1 1       1 1
4 0 0       1 0
5 0 0       1 0
6 0 0       1 0
7 0 0       1 0
8 0 0 0 0
9 1 1 1 1
10 0 0 1 0
Совпадение с ОР, % 100 88 47  

Примечание. 1 — тест положительный, 0 — тест отрицательный. В графе ОР: 1 — совпадение результатов всех методов тестирования; 0 — если результаты тестирования 13С и 14С не совпадают с тестированием на Хелик-аппарате.

Для того чтобы статистически оценить степень соответствия результатов всех тестов, был проведен корреляционный анализ. Поскольку балльные оценки тестирования (0 и 1) относятся к порядковой шкале показателей, применение непараметрических коэффициентов ранговой корреляции Спирмена здесь предпочтительно по сравнению с общепринятыми коэффициентами корреляции Пирсона [39].

Как и следовало ожидать, корреляция результатов 13С-УДТ с ОР была обеспечена надежной статистической значимостью (табл. 3). 14С-УДТ также связан с ОР достаточно высокой корреляцией. Коэффициент детерминации R2 указывает на то, что взаимосвязь этих показателей обусловлена примерно 56% их вариабельности. Уровень значимости нулевой гипотезы (0,003) свидетельствует о статистической достоверности этой связи при 99% доверительном уровне.

Таблица 3. Итоги корреляционного анализа результатов трех методов тестирования
Исследование

Коэффициент ранговой корреляции с ОР

Коэффициент детерминации R2, %

Уровень значимости нулевой гипотезы p

13С-УДТ 1,0 100 < 0,001
14С-УДТ 0,751 56,4 0,003
Хелик-аппарат 0,270 7,4 0,281

Совершенно иная картина наблюдается в отношении теста, проведенного с помощью Хелик-аппарата, где отмечалась низкая, статистически незначимая корреляция при коэффициенте детерминации всего около 7%.

Казалось бы, по результатам корреляционного анализа для диагностики можно рекомендовать всего один тест — 13С-УДТ. Однако нельзя забывать, что итоговый показатель ОР априори несет в себе немалую долю коррелированности с результатами тестов, поскольку условно оценивается именно по ним. Таким образом, делать окончательные выводы в этом случае было бы не вполне корректно.

Следующая задача состояла в том, чтобы исследовать результаты тестов отдельно от ОР и на основе анализа всех этапов исследования предложить наиболее оптимальный алгоритм тестирования.

Дальнейшая статистическая обработка была осуществлена с использованием процедуры факторного анализа, который проводили по методу главных компонент [40, 41].

Теоретической основой факторного анализа является предположение, что изменчивость исследуемых показателей определяется набором скрытых (латентных) факторов. Задача состоит в том, чтобы выявить наиболее значимые из этих скрытых факторов, которые принято называть главными. Логично предположить, что в нашем случае для результатов тестирования ведущим скрытым фактором является наличие инфекции Нp.

Первичные результаты факторного анализа представлены в табл. 3, из которой следует, что общая изменчивость трех тестов определяется тремя главными скрытыми факторами. Критерием для выделения оптимального числа факторов служат так называемые собственные значения, являющиеся дисперсиями главных факторов. Принято рассматривать только те факторы, собственное значение которых больше 1,0 [41]. Таковым в нашем случае является лишь один первый фактор, который, очевидно, и можно интерпретировать как наличие инфекции Hp. (табл. 4).

Таблица 4. Количественная оценка собственных значений и дисперсии, приходящейся на выделенные факторы
Порядковый номер фактора Собственные значения Дисперсия, % Накопленная дисперсия, %
1 1,878 62,6 62,6
2 0,876 29,2 91,8
3 0,245 8,2 100,0

Примечание. Жирным шрифтом отмечен фактор, собственное значение которого больше единицы.

Далее процедура факторного анализа предусматривает вычисление так называемых факторных нагрузок исследуемых показателей на выделенный первый главный фактор (табл. 5).

 Таблица 5. Величины факторных нагрузок
Тест Факторная нагрузка
13С-УДТ

0,915

14С-УДТ

0,896

12С-УДТ Хелик-аппарат

0,488


Величины факторных нагрузок фактически представляют собой коэффициенты корреляции результатов тестирования с выделенным главным фактором. Абсолютное значение нагрузки более 0,7 признается за существенную связь, менее 0,7 — за ее отсутствие [42].

Таким образом, лишь для 13С- и 14С-УДТ можно признать сходную по величине весьма существенную связь со скрытым фактором, который может быть интерпретирован как наличие инфекции Hp.

На заключительном этапе исследования нами был проведен множественный регрессионный анализ, при котором поочередно результаты каждого из тестов принимали в качестве зависимой переменной (функции), а результаты двух других тестов — в качестве независимых переменных (аргументов) [44]. В общем случае полученные в ходе анализа уравнения имели вид:

Y = a + b1X1 + b2X2,

где Y — результаты одного теста, X1 и X2 — результаты двух других тестов, a — свободный член уравнения, b1 и b2 — коэффициенты регрессии при независимых переменных.

Ниже приведены три полученные регрессионные зависимости, которые для удобства сопоставления записаны со всеми, в том числе и нулевыми, значениями коэффициентов:

13С = 0 + 0,818*14С + 0,182*12С, (R2 = 57,9%, р = 0,0024); (1)

14С = 0 + 0,667*13С + 0*12С, (R2 = 56,4%, р = 0,003); (2) 12С =  0,82  +  0,182*13С  +  0*14С,  (R2  =  7,3%,  р = 0,589). (3)

Анализируя уравнения, необходимо отметить следующее:

  • показатели, полученные при применении Хелик-аппарата, не имели статистически значимой связи с показателями двух других тестов, о чем свидетельствует уравнение (3) с его коэффициентами регрессии, детерминации и уровнем значимости, а также уравнение (2), в котором коэффициент регрессии при 12С равен нулю;
  • показатели 14С- и 13С-УДТ статистически значимо связаны между собой, что видно из уравнения (2) с его коэффициентом детерминации и уровнем значимости, а также из уравнения (1);
  • 13С-УДТ, хотя и обладает некоторой связью с показателями, полученными с помощью Хелик-аппарата, однако ее нельзя признать достоверной, исходя из уравнений (3) и (1).

Обобщая полученные результаты исследования, можно сделать вывод о низкой диагностической состоятельности результатов, полученных на Хелик-аппарате, для обнаружения инфекции Hp. Диагностические свойства тестов 13С- и 14С-УД Т достаточно высоки и весьма сходны между собой. Учитывая этот факт, их можно предложить для первичной диагностики Hp.

У 16 больных проведен дыхательный тест с применением газоанализатора «Helico Sense»в сравнении с 13С-УДТ. Совпадение результатов исследования обнаружено у 8 (50%) больных. Это еще раз указывает на высокую вероятность ложноположительных результатов при использовании аммиачных дыхательных тестов.

Морфологическое исследование биоптата слизистой оболочки желудка также подтвердило отсутствие инфекции Hp.

Недостатком аммиачного дыхательного теста, на наш взгляд, является использование высокой дозы (500 мг) мочевины, в 5 раз больше таковой при проведении 13С- и 14С-УДТ, что ограничивает его применение у больных с сопутствующими заболеваниями печени, легких, сердечно-сосудистой системы.

Таким образом, 13С-УДТ является наиболее информативным в диагностике инфекции Hp, что полностью подтверждает рекомендации международных консенсусов по приоритетному использованию этого метода для диагностики хеликобактериоза. Результаты, полученные нами при использовании дыхательного аммиачного теста, в целом не противоречат данным других авторов и в практическом плане при их применении следует учитывать, что эти тесты могут давать ложно-положительные результаты и для повышения точности диагностики хеликобактериоза необходимо использование как минимум двух , а лучше трех методов исследования, тем более в постэрадикационном периоде [45—47]. Не обоснованное результатами современных методов диагностики инфекции Hp назначение антибиотикотерапии может приводить к ряду нежелательных последствий.

В то же время своевременная диагностика и назначение адекватной антихеликобактерной терапии при ассоциированной с Hp патологии желудка, в первую очередь у больных хроническим атрофическим гастритом на ранних стадиях его развития, позволяет предотвратить или свести к минимуму риск развития серьезных осложнений и в первую очередь аденокарциномы желудка.

Заключение

Обобщая полученные результаты исследования, можно сделать вывод о том, что наибольшее совпадение с результатами гистологических исследований наблюдалось при проведении 13С- и 14С-уреазных дыхательных тестов. Эти тесты наиболее информативны в выявлении инфицированных пилорическим хеликобактером. При этом использование для выявления инфицированных Helicobacter pilori, сертифицированных препаратов мочевины со стабильным 13С-изотопом и методическая простота выполнения детекции 13С-углерода, с использованием инфракрасного анализатора изотопов углерода в пробах выдыхаемого воздуха делает методику 13С-уреазного дыхательного теста более предпочтительной как в клинике, так и амбулаторных условиях.

В то же время, NН3-уреазный дыхательный тест, несмотря на относительную простоту методики и низкую стоимость, значительно уступает 13С- и 14С-уреазным дыхательным тестам.

Сведения об авторах:

Московский государственный медико-стоматологический университет

  • Маев Игорь Вениаминович — д-р мед. наук, проф., член-корр. РАМН, проректор.
  • Cамсонов Алексей Андреевич — д-р мед. наук, проф. каф. пропедевтики внутренних болезней и гастроэнтерологии.
  • Айвазова Регина Андраниковна — канд. мед. наук.
ГБОУ ВПО Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова

Рапопорт Семен Исаакович — д-р мед. наук, проф

Государственный научный центр РФ — Институт медико-биологических проблем РАН, Москва

Афонин Борис Васильевич — канд. мед. наук, вед. науч. сотрудник; e-mail: afonin(а)imbp.r

Центральная клиническая больница РЖД № 6, Москва

Гречушников Виктор Борисович — канд. мед. наук, врач высшей категории, зав. эндоскопическим отделением

OOO «TSD-ISOTOPES Ltd», Москва

Сакович Людмила Васильевна — генеральный директор.

Литература

  1. Marshall B.J., Warren J.R. Unidentifi ed curved bacilli in the stomach of patients with gastritis and peptic ulceration. Lancet 1984; 1 (8390); 1311—1315.
  2. Ильченко А.А. Helicobacter pylori и билиарная патология. Экспер. и клин. гастроэнтерол. 2006; 1. 59.
  3. Сorrea P. Helicobacter pylori as a pathogen and carcinogen. J. Physiol. Pharmacol. 1997; 48 (Suppl. 4): 19—24.
  4. Fotham E.T., Ruiz B., Perez A. et al. Determinants of Helicobacter pylori infection and chronic gastritis. Am. J. Gastroenterol. 1995; 90 (7): 1094—1101.
  5. Dunn B.E., Cohen H., Blaser M.J. Helicobacter pylori. Clin. Microbiol. Rev. 1997; 10 (4): 720—741.
  6. Feldman R.A., Eccersleg A.J.P., Hardie J.M. Epidemiology of Helicobacter pylori: acguisition fransmission, population prevalence and disease — to-infecton ratio. Br. Med. Bull. 1998; 54: 39—53.
  7. Домарадский И.В. Вопросы патогенности Helicobacter pylori. Эпидемиол. и инфек. бол. 2001; 2: 45—47.
  8. Котелевец С.М., Розенберг Т.Г., Пасечников В.Д. и др. Скрининг и диагностика предраковых изменений слизистой оболочки желудка у больных с синдромом диспепсии. Рос. мед. вести. 2004; 3: 37—41.
  9. Передерий В.Г., Ткач С.М. и др. Эрадикация Helicobacter pylori как профилактическая стратегия при раке желудка. Сучасна гастроентерол. 2005; 5 (25): 4—8.
  10. Харченко Н.В., Черненко В.В. Инфекция Helicobacter pylori как фактор риска возникновения рака желудка. Сучасна гастроентерол. 2002; 4 (10): 60—62.
  11. Lai L., Sung J. Helicobacter pylori and benign upper digestive disease. Best Pract. Res. Clin. Gastroenterol. 2007; 21 (2): 261—279.
  12. Рапопорт С.И., Шубина Н.А., Семенова Н.В. 13С-дыхательный тест в практике гастроэнтеролога. М.: Медпрактикум; 2007.
  13. Бабак О.Я., Протас Ю.В. Хронический атрофический гастрит — точка отсчета начала канцерогенеза. Сучасна гастроен-терол. 2005; 5 (25): 9—13.
  14. Sato Y., Iwafuchi M., Ueki J. et al. Gastric carcinoid tumors without autoimmune gastritis in Japan: a relationship with Helicobacter pylori infection. Dig. Dis. Sci. 2002; 47 (3): 579—585.
  15. Бельмер С.В., Гасилина Т.В., Аль Хатиб М. Helicobacter pylori и аллергия. Лечащий врач 2004; 4: 56—58.
  16. Бабак О.Я. , Зеленая И.И. Хеликобактерная инфекция и железодефицит. Современное состояние проблемы. Сучасна гастроентерол. 2005; 6 (26): 82—85.
  17. Губина А.В., Царегородцева Т.М. и др. Хронический панкреатит и антитела к Helicobacter pylori. Экспер. и клин. гастроэнтерол. 2006; 1: 69—71.
  18. Железнякова Н.М. Физико-химические свойства крови у больных с Helicobacter pylori — ассоциированными дуоденальными язвами и хроническим гастритом в сочетании с гипертонической болезнью в динамике лечения. Сучасна гастроентерол. 2005; 4 (24): 43—46.
  19. Кратнов А.Е. Роль инфекции Helicobacter pylori в активации «окислительного стресса» у больных с обострением ишемической болезни сердца. Мед. иммунол. 2006; 6: 541.
  20. Кучерявый Ю.А. Инфекция Helicobacter pylori и заболевания поджелудочной железы. Клин. фармакол. и тер. 2004; 1: 40—43.
  21. Фадеенко Г.Д. Helicobacter pylori и внегастральные проявления. Укр . тер. журн. 2004; 2: 95—99.
  22. Bakos N., Hillander M. Comparison of chronic autoimmune urticaria with chronic idiopatic urticaria. Inf. J. Dermatol. 2003; 42: 613—615.
  23. Циммерман Я.С. Helicobacter pylori — инфекция: внежелудочные эффекты и заболевания (критический анализ). Клин. мед. 2006; 4: 63.
  24. Rantelin H., Lehours Ph., Megraud F. Diagnosis of Helicobacter pylori infection. Helicobacter 2003; 8 (Suppl. 1): 13—20.
  25. Исаков В. А. Маастрихт-3 — 2005: Флорентийская мозаика противоречий и компромиссов. Экспер. и клин. гастроэнтерол. 2006; 1: 78—83.
  26. Передерий В.Г., Ткач С.М., Марусанич Б.Н. От Маастрихта 1 — 1996 до Маастрихта 3 — 2005 . Десятилетний путь революционных преобразований в лечении желудочно-кишечных заболеваний. Сучасна гастроэнтерол. 2005; 6 (26): 4—9.
  27. Ценева Г.Я., Рухляда Н.В. и др. Патогенез, диагностика и лечение инфекции, обусловленной Helicobacter pylori. СПб.; 2003. 39, 40—56.
  28. Brader B., Fenber G., Dietrich C.F. et al. Stool test may defeat breath test: New faecol antigen en detects helicobacter pylori infection and eradication. Br. Med. J. 2008; 320 (2): 148.
  29. Peng N.J., Lai K.H., Liu R.S. et al. Capsule 13C-urea breath test for the diagnosis of Helicobacter pylori infection. Wld J. Gastroenterol. 2005; 11: 1361—1364.
  30. Sano N., Ohara S., Koike T. et al. Influence of urease activity of the oral cavity and oropharynx on 13C-urea breath test. Nippon Shokakibyo Gakkai Zasshi 2004; 101: 1302—1308.
  31. Бинги В.Н., Степанов Е.В., Чучалин А.Г. и др. Высокочувствительный анализ NO, NH3 и CH4 в выдыхаемом воздухе с перестраиваемых диодных лазеров. Труды ИОФАН 2005; т. 61: 189—210.
  32. Корниенко Е.А., Дмитриенко М.А., Клочко О.Г. и др. Неинвазивная диагностика инфекции Helicobacter pylori с помощью Хелик-аппарата. Вопр. дет. диетол. 2004; 2 (1): 50—51.
  33. Корниенко Е.А., Дмитриенко М.А., Клочко О.Г., Нажиганов О.Н. Непрерывная цифровая регистрация концентрации аммиака в воздухе ротовой полости в диагностике инфекции Helicobacter pylori. Гастроэнтерол. Санкт-Петербурга 2003; 2—3: 80.
  34. Корниенко Е.А., Милейко В.Е., Григорян Т.М. Биохимические методы определения уреазной активности в диагностике инфекции Helicobacter pylori. Гастробюллетень; № 170, прил. № 1: Материалы 2-й Объединенной Всероссийской и Всеармейской науч. конф. «Санкт-Петербург — Гастро-2000» 20—22 сент. 2000 г. 45.
  35. Корниенко Е.А., Милейко В.Е., Самокиш В.А., Нажиганов О.Н. Неинвазивные методы диагностики инфекции, вызванной Helicobacter pylori. Педиатрия 1999; 1: 37—41.
  36. Корниенко Е.А., Милейко В.Е., Дмитриенко М.А. и др. Методы оценки уреазной активности in vivo и in vitro и их место в диагностике инфекции Helicobacter pylori. Рос. журн. гастроэнтерол., гепатол. и колопроктол. 2000; 10 (2, прил. № 10: 37.
  37. Козлов А.В., Евстратова Ю.С., Новикова В.П. и др. Газоанализатор выдыхаемого воздуха «Helico Sense» как новое средство дыхательной диагностики хеликобактерной инфекции. Мед. техника 2006; 40 (3): 44—46.
  38. Корниенко Е.А., Паролова Н.И. Сравнительная оценка эффективности современных методов диагностики инфекции Helicobacter pylori. Медлайн Экспресс 2008; 2 (196): 28—31.
  39. Шитиков В.К., Розенберг Г.С., Зинченко Т.Д. Количественная гидроэкология: методы системной идентификации. Тольятти: Изд-во ИЭВБ РА Н ; 2003.
  40. Лиепа И.Я. Математические методы в биологических исследованиях. Факторный и компонентный анализы. Рига: Изд-во ЛатГУ; 1980.
  41. Айвазян С.А., Бухштабер В.М., Енюков И.С., Мешалкин Л.Д. Прикладная статистика: Классификация и снижение размерности. М.: Финансы и статистика; 1989.
  42. Иберла К. Факторный анализ. М.: Статистика; 1980.
  43. Джефферс Дж. Введение в системный анализ. М.: Мир; 1981.
  44. Дрейпер Н., Смит Г. Прикладной регрессионный анализ. М.: Финансы и статистика; 1987; кн. 2.
  45. Пахомова И.Г., Успенский Ю.П., Ткаченко Е.И. «Хелик-тест» — безопасный и эффективный метод диагностики инфекции Helicobacter pylori Гастроэнтерол. Санкт-Петербург № 2—3/2008-10-Славяно-Балтийский науч. форум «Санкт-Петербург — Гастро 2008»: М328.
  46. Успенский Ю.П., Барышникова Н.В., Пахомова И.Г. Быстрый уреазный и дыхательный тесты: просто скрининг или точная диагностика наличия инфекции Helicobacter pylori? Гастроэнтерол. Санкт-Петербург 2008 (2—3) 10-Славяно-Балтийский науч. форум «Санкт-Петербург — Гастро 2008»: М413.
  47. Щербаков И.Т., Леонтьева Н.И., Грачева Н.М., Щербакова Э.Г., Хренников Б.Н. Сопоставление результатов диагностики хеликобактерной инфекции бактериоскопическим и некоторыми экспресс-методами. Гастроэнтерол. Санкт-Петербург № 2—3 / 2008-10-Славяно-Балтийский науч. форум «Санкт-Петербург — Гастро 2008»: М466.
  48. Степанов Е.В. Лазерный спектральный анализ молекул-биомаркеров для биомедицинской диагностики. М.: Труды ИОФАН; 2005; т. 61: 211—252.



Назад в раздел
Популярно о болезнях ЖКТ читайте в разделе "Пациентам"
Лекарства, применяемые при заболеваниях ЖКТ
Адреса клиник

Индекс цитирования
Логотип Исток-Системы

Информация на сайте www.gastroscan.ru предназначена для образовательных и научных целей. Условия использования.