Бурдули Н.М., Тадтаева Д.Я. Влияние лазерной терапии на уровень ПГЕ2, динамику показателей суточной рН-метрии и качество жизни у больных ГЭРБ // Терапевтический Архив. 2012. № 12. С. 58–61.

Популярно о болезнях ЖКТ Лекарства при болезнях ЖКТ Если лечение не помогает Адреса клиник

Авторы: Бурдули Н.М. / Тадтаева Д.Я.



Влияние лазерной терапии на уровень ПГЕ2, динамику показателей суточной рН-метрии и качество жизни у больных гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью

Н.М. Бурдули, Д.Я. Тадтаева

ГБОУ ВПО «Северо-Осетинская государственная медицинская академия» Минздрава РФ, Владикавказ

Резюме

Цель исследования. Изучить влияние низкоинтенсивного лазерного излучения на показатели суточной рН-метрии, уровень простагландина (ПГ) Е2 у больных гастроэзофагальной рефлюксной болезнью (ГЭРБ).

Материалы и методы. Обследовали 112 больных ГЭРБ в возрасте от 19 до 79 лет. У 78 пациентов осуществляли 10-дневный курс внутривенной лазерной терапии с помощью аппарата лазерной терапии Матрикс-ВЛОК («Матрикс», Россия) с длиной волны 0,405 мкм, мощностью излучения на выходе из магистрального световода 1—1,5 мВ, частотой импульсов 80 Гц, непрерывный режим излучения. Исследуемые показатели определяли до лечения и после него.

Результаты. После лечения в группе внутривенной лазерной терапии уровень ПГЕ2 достоверно повысился (1376±93 пг/мл) до значений, характерных для здоровых, достоверно снизились все показатели рН-метрии пищевода, индекс DeMeester достиг нормы, а также достигнуто достоверное улучшение по всем показателям КЖ, за исключением показателя физического функционирования (10,2±5,7; р<0,05).

Заключение. Полученные данные свидетельствуют о повышении содержания ПГЕ2, улучшении КЖ на фоне лазерной терапии.

Ключевые слова: гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь, суточная рН-метрия, простагландины Е2, лазерная терапия.


Impact of laser therapy on PGE2 level, 24-hour pH-metry changes, and quality of life in patients with gastroesophageal reflux disease

N.M. Burduli, D.YA. Tadtayeva

North Ossetian State Medical Academy, Ministry of Health of Russia, Vladikavkaz

Aim. To study the impact of low-intensity laser irradiation on 24-hour pH-metry parameters and prostaglandin E2 (PGE2) levels in patients with gastroesophageal reflux disease (GERD).

Subjects and methods. One hundred and twelve patients aged 19 to 79 years with GERD were examined. Seventyeight patients received a 10-day course of continuous intravenous laser therapy using a Matrix VLOK laser therapy apparatus (Matrix, Russia) with a wavelength of 0.405 µm, radiation power at the exit of a main light guide 1—1.5 mW, pulse rate 80 Hz. The indicators under study were determined before and after treatment.

Results. After treatment, the intravenous laser therapy group showed a significant increase in PGE2 (1376±93 pg/ml) to the levels typical of those in healthy individuals and a significant decrease in all esophageal pH-metry parameters; the DeMeester score achieved normal values, and all quality of life (QL) indicators, except for physical function index, significantly improved (10.2±5.7; р<0.05).

Conclusion. The findings are suggestive of elevated PGE2 levels and improved QL during laser therapy.

Key words: gastroesophageal reflux disease, 24-hour pH-metry, prostaglandin E2, laser therapy.


ВЛОК — внутривенное лазерное облучение крови    

ГЭРБ — гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь 

КЖ — качество жизни

ПГ — простагландины СО — слизистая оболочка

В соответствии с современными представлениями, гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) — заболевание, обусловленное спонтанным, регулярно повторяющимся забросом в пищевод желудочного или дуоденального содержимого, что приводит к возникновению характерных пищеводных и внепищеводных симптомов [1]. Интерес к ГЭРБ определяется его высокой распространенностью, продолжающимся ростом заболеваемости, снижением качества жизни (КЖ) пациентов [2—4]. Популяционное исследование по оценке распространенности ГЭРБ в России — МЭГРЕ, проведенное по международной методологии, продемонстрировало количественные критерии ГЭРБ у 13,3% опрошенных. По результатам данного исследования [5—9], распространенность ГЭРБ у мужчин в среднем составила 12,5%, у женщин — 13,9%. Несмотря на достигнутые успехи в вопросах диагностики и лечения ГЭРБ, остается ряд вопросов, для решения которых требуется дальнейшее изучение.

Одна из основных ролей в гормональном контроле гастродуоденальной зоны отводится местным тканевым регуляторам — простагландинам (ПГ). Данные литературы [10—12] свидетельствуют, что ПГ имеют патогенетическое значение в развитии эрозивно-язвенных поражений, поскольку изменения их уровня в разные периоды связаны с ограничением зоны повреждения, развитием некроза, процессами регенерации и восстановления слизистой оболочки (СО) желудка при его экспериментальной язве. Снижение уровня ПГ влияет на возникновение и развитие эрозивно-язвенных поражений СО желудочно-кишечного тракта и их хронизацию, а терапия, направленная на стимуляцию синтеза системы ПГ, способствует рубцеванию язвы и восстановлению функционального состояния СО желудочно-кишечного тракта [13—15].

Лазерная терапия давно заняла прочные позиции в современной медицине и применяется для лечения хронических желудочно-кишечных заболеваний более двух десятилетий, но не все механизмы действия низкоинтенсивного лазерного излучения при хронических заболеваниях органов пищеварения изучены. Одним из наиболее распространенных способов воздействия низкоинтенсивным лазерным излучением на организм человека является внутривенное лазерное облучение крови (ВЛОК) [16]. Однако остаются не совсем ясными некоторые механизмы положительного воздействия лазерного излучения на организм человека.

Цель настоящего исследования — изучение содержания противовоспалительного ПГЕ2 в крови больных ГЭРБ при включении в комплексное лечение ВЛОК.

Материалы и методы

Исследование проводили на базе Клинической больницы скорой помощи Владикавказа. В исследовании приняли участие 112 больных: 43 мужчин и 69 женщин, средний возраст 47,2± 12,6 года. Диагноз устанавливали на основании жалоб, данных анамнеза, фиброэзофагогастродуоденоскопии. Для верификации ГЭРБ всем больным проводили 24-часовое мониторирование рН пищевода с помощью аппарата Гастроскан-ГЭМ (НПО "Исток-Система", Фрязино, Московская область). В исследуемой группе больных эндоскопически позитивная форма ГЭРБ выявлена у 60 (53,6%), эндоскопически негативная форма — у 52 (46,5%).

Все больные были разделены на две группы. В 1-й (контрольной) группе (n=34) для лечения использовали традиционную медикаментозную терапию (ингибиторы протонного насоса, антациды, прокинетики), больные 2-й (основной) группы (n=78) наряду с медикаментозной терапией получали курс внутривенной лазерной терапии по методике ВЛОК-405. Для внутривенной лазерной терапии использовали аппарат Матрикс-ВЛОК («Матрикс», Россия) длиной волны 0,405 мкм, выходной мощностью на торце магистрального световода 1—1,5 мВт. Лазерное облучение крови проводили в течение 15 мин в непрерывном режиме излучения, курс лечения составлял 10 ежедневных процедур с перерывом на субботу и воскресенье.

Исследование содержания эндогенного ПГЕ2 в плазме крови проведено иммуноферментным методом с использованием наборов реактивов фирмы «R&D Systems, Inc.» (США).

КЖ больных оценено с помощью российской версии международного опросника общего здоровья SF-36 [3].

Полученные данные обработаны методом вариационной статистики с использованием пакета компьютерных программ Microsoft Excel, 2003.

Для оценки статистической значимости различий средних в случаях двух выборок использовали t-критерий Стьюдента. Различия считали достоверными при р<0,05.

Результаты и обсуждение

Исследование ПГЕ2 в плазме крови показало, что исходно при ГЭРБ уровень эндогенного простагландина был снижен как в основной, так и в контрольной группе — соответственно 974 ±163 и 857±131 пг/мл (табл. 1). После лечения в основной группе уровень ПГЕ2 достоверно повысился (1376±93 пг/мл) до значений, характерных для здоровых (табл. 2). В контрольной группе несмотря на то что уровень ПГЕ2 также повысился, это повышение было недостоверным и не достигло нормы.

При анализе данных суточной рН-метрии выявлено достоверное повышение всех показателей в несколько раз по сравнению с нормой как в основной группе, так и в контрольной (см. табл. 2). Так, до лечения обобщенный индекс DeMeester, учитывающий воздействие соляной кислоты в пищеводе в течение всего времени исследования в вертикальном и горизонтальном положении тела, достоверно отличался от нормы и составил в основной группе 82±35, в контрольной — 63,7±25,5 (р<0,05).

После лечения в основной группе произошло достоверное снижение всех показателей рН-метрии пищевода (см. табл. 2), а в контрольной оно носило недостоверный характер и не достигло нормы. Индекс DeMeester в основной группе достоверно снизился и достиг нормы (10,2±5,7; р<0,05), тогда как в контрольной группе несмотря на снижение этот показатель оставался больше нормы (18,1±4,3).

Одним из инструментов, с помощью которого можно контролировать эффективность лечения, является опросник КЖ. В опроснике SF-36 большее значение в шкале соответствует более высокому КЖ, подсчет производится от 0 до 100 баллов.

Таблица 1. Динамика уровня ПГЕ2 в плазме крови у больных ГЭРБ до лечения и после него

Группа обследованных

ПГЕ0, пг/мл

до лечения

после лечения

Основная (n=30)

974±163*

1376±93#

Контрольная (n=15)

857±131**

1079±93

Здоровые

1341±121

Примечание. Различия достоверны по сравнению с группой здоровых (* — р<0,05; **— р<0,01), а также до лечения и после него в пределах одной группы (#— р<0,05).

Таблица 2. Показатели внутрипищеводной 24-часовой рН-метрии у больных ГЭРБ до и после лазерной терапии

Показатель

Норма

Основная группа

Контрольная группа

до лечения

после лечения

до лечения

после лечения

Время, в течение которого рН <4,%: общее

4,5

28,5±10,7*

3,4±2,1**

25,4±12,2*

4,9±2,2

стоя

8,4

25,3±8,5*

3,8±2,9**

23,5±7,7*

4,3±3,8

лежа

3,5

32±14*

2,6±2,3**

28,6±12*

3,7±1,5

Число эпизодов ГЭР с рН <4

46,9

123,2±35*

33,7±12,4**

100,7±22**

49,7±14

Число эпизодов ГЭР более 5 мин

3,5

10±3,3*

1±0,8*

8,2±2,2*

3,8±0,7

Продолжительность наиболее длительного эпизода ГЭР, мин

19,8

95±38*

15±4,3**

85±25**

18±5*

Индекс DeMeester

<14,7

82±35*

10,2±5,7**

63,7±25,5*

18,1±4,3

Примечание. Различия достоверны до и после лечения (* — р<0,01; ** — р<0,05), а также по сравнению с нормой ( # — р< 0,05; ## — р<0,01). ГЭР — гастроэзофагеальный рефлюкс.

Таблица 3. Динамика КЖ по данным опросника SF-36 у пациентов ГЭРБ в процессе лазеротерапии

Показатель

Здоровые

Группа пациентов

основная

контрольная

до лечения

после лечения

до лечения

после лечения

PF — физическое функционирование

100

88±6**

96 ±5

87±10*

95±6

RP — ролевое функционирование

100

70±10**

96 ±4**

71±9**

81±10

ВР — интенсивность боли

100

70±4***

85±6*

68±7***

77±11

GH — общее состояние здоровья

100

71±5***

89±7*

71±5***

74±6

VT — жизненная активность

100

60±5***

75±5*

58±7***

62±5

SF — социальное функционирование

100

74±7**

91±5*

69±6***

79±10

RE — эмоциональное функционирование

100

62±10***

95±5*

64±10**

75±12

МН — психическое здоровье

100

57±7***

80±9*

57±8***

64±7

PSH — суммарные измерения физического здоровья

100

74±6***

91±5*

74±8***

82±8

MSH — суммарные измерения психологического здоровья.

100

65±7***

85±6*

59±8***

70±8

Примечание. Различия достоверны до лечения и после него в пределах одной группы (* — р<0,05; **— р<0,01), а также по сравнению с нормой (# — р<0,05; ## — р<0,01; ### — р<0,001).

Полученные нами данные свидетельствуют об исходном снижении КЖ у больных ГЭРБ по сравнению с КЖ у здоровых. После лечения в основной группе выявлено достоверное улучшение по всем показателям КЖ, за исключением показателя физического функционирования — PF (табл. 3). В этой группе после лечения отмечены расширение повседневной деятельности пациентов, повышение оценки состояния здоровья и жизненной активности, улучшение эмоционального состояния, устранение тревожных проявлений. В контрольной группе после терапии существенной динамики показателей КЖ по данным опросника SF-36 не выявлено.

Заключение

Полученные данные свидетельствуют, что включение внутривенного лазерного облучения крови в комплексное лечение больных ГЭРБ сопровождается повышением содержания противовоспалительного ПГЕ2, достоверной нормализацией показателей внутрипищеводной 24-часовой рН- метрии и улучшением показателей КЖ больных.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Апеченко Ю.С., Гнусаев С.Ф., Розов Д.Н., Иванова И.И. Клинико-инструментальные характеристики гастроэзофагеального рефлюкса у детей с бронхиальной астмой, возможности терапии. Экспер. и клин. гастроэнтерол. 2010; 9: 58—62.
  2. Дроздов В.Н. Эффективность защиты слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта с использованием простагландинов. Справочник поликлинического врача 2008; 2: 64—65.
  3. Исаков В.А. Эпидемиология ГЭРБ: Восток и Запад. Экспер. и клин. гастроэнтерол. 2004; 5: 2—6 (спецвыпуск).
  4. Морозов С.В., Ставраки Е.С., Исаков В.А. Распространенность изжоги у пациентов городских амбулаторно — поликлинических учреждений в России. Экспер. и клин. гастроэнтерол. 2010; 12: 17—23.
  5. Джамалдинова Т.Д., Максимовская Л.Н. Проявления гастроэзофагеальной рефлюксной болезни в полости рта. Экспер. и клин. гастроэнтерол. 2010; 9: 23—27.
  6. Бордин Д.С., Машарова А.А., Лазебник Л.Б. От результатов исследования «МЭГРЕ» к проекту «Общество против изжоги». Экспер. и клин. гастроэнтерол. 2011; 2: 15—21.
  7. Варванина Г.Г. Ткаченко Е.В., Грушецкая О.О. Взаимосвязь содержания простагландинов со степенью выраженности поражений гастродуоденальной зоны. Экспер. и клин. гастроэнтерол. 2007; 37—38 (приложение 1).
  8. Зверева С.И. Распространенность и особенности клинических проявлений гастроэзофагеальной рефлюксной болезни в республике Мордовия (по данным исследования «МЭГРЕ»). Экспер. и клин. гастроэнтерол. 2010; 9: 9—14.
  9. Ивашкин В.Т., Трухманов А.С. Эволюция представлений о роли нарушений двигательной функции пищевода в патогенезе гастроэзофагеальной рефлюксной болезни. Рос. журн. гастроэнтерол. гепатол. колопроктол. 2010; 2: 13—19.
  10. Никитин А.В., Сморчкова О.С. Оценка эффективности лазеротерапии гастроэзофагеальной рефлюксной болезни с учетом данных катамнестических наблюдений. Лазерная тер. 2009; 4: 17—21.
  11. Allen A., Flemstrom G. Gastroduodenal mucus bicarbonate barrier: protection against acid and pepsin. Am J Physiol Cell Physiol 2005; 288: C1—C19.
  12. Wallace J.L. Prostaglandins, NSAIDs, and gastric mucosal protection: why doesn’t the stomach digest itself? Physiol Rev 2008; 88 (4): 1547—1565.
  13. Лазебник Л.Б., Бордин Д.С., Машарова А.А. Современное понимание гастроэзофагеальной рефлюксной болезни: от Генваля к Монреалю. Экспер. и клин. гастроэнтерол. 2007; 5: 4—10.
  14. Варванина Г.Г., Ткаченко Е.В., Дроздов В.Н. Роль простагландинов Е2 и F2а в развитии эрозивно-язвенных поражений гастродуоденальной зоны. Экспер. и клин. гастроэнтерол. 2009; 4: 13—16.
  15. Ткаченко Е.В., Варванина Г.Г. Гормональная составляющая патогенеза желудочно-кишечных заболеваний. Экспер. и клин. гастроэнтерол. 2011; 2: 27—30.
  16. Гейниц Ф.В., Москвин С.В., Ачилов А.А. Внутривенное лазерное облучение крови. М — Тверь: Триада 2008; 144.



Назад в раздел
Популярно о болезнях ЖКТ читайте в разделе "Пациентам"
Лекарства, применяемые при заболеваниях ЖКТ
Адреса клиник

Индекс цитирования
Логотип Исток-Системы

Информация на сайте www.gastroscan.ru предназначена для образовательных и научных целей. Условия использования.