Порпачи Е. Фармакоэкономика и кислотозависимые болезни // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. – 1998. – № 8. – С.54–58.

Популярно о болезнях ЖКТ Лекарства при болезнях ЖКТ Если лечение не помогает Адреса клиник

Авторы: Порпачи Е.


Фармакоэкономика и кислотозависимые болезни

Е. Порпачи (Австрия)
Из этой лекции Вы узнаете:
  • о структуре расходов на здравоохранение в европейских странах;
  • об экономически выгодном лечении кислотозависимых болезней;
  • как сократить сроки стационарного лечения.

ВСТУПЛЕНИЕ

В большинстве развитых стран все большую озабоченность вызывают экономические проблемы (табл. 1), в том числе и в области здравоохранения. Обсуждаются и реализуются такие экономические программы, как страхование и возмещение убытков, медицинские программы управления, лечения и т.д.

Больше всего на здравоохранение и лекарства тратят французы, даже несмотря на то, что цены на медикаменты во Франции самые низкие в Европе (рис. 1). Это явно указывает на то, что сдерживание цен на лекарства в попытке снизить их стоимость неэффективно в индустриально развитых странах. В странах с низкой покупательной способностью населения даже низкие цены на лекарства не могут обеспечить их адекватный запас.

В Австрии затраты на здравоохранение в 1995 г. составили 237,1 млрд австрийских шиллингов (АШ). Официальными правительственными организациями здравоохранения на страхование несчастных случаев и пенсий было израсходовано 124,3 млрд АШ. Второй по величине статьей расходов, то есть 69,3 млрд (29,2%) АШ, являлось финансирование госпиталей федеральным правительством, провинциями, муниципалитетами и частными организациями.
 

por01.jpg (21687 bytes)

Остальные федеральные расходы и выплата компенсаций, например за ранний выход на пенсию, составили 7,3 млрд АШ. На медицинское обслуживание промышленных предприятий было истрачено 1,4 млрд АШ. На рис. 2 показано, что темп роста валового национального продукта и расходов на здравоохранение и приобретение препаратов с 1960 г. был различным. Рост расходов на лекарства был в 2 раза меньше, чем рост валового национального продукта, а общие расходы на здравоохранение за тот же период увеличивались непропорционально. С 1960 г. они выросли в 9 раз и, таким образом, намного превзошли развитие валового национального продукта.

Поскольку наибольшей статьей расходов на здравоохранение является стационарное лечение, то наиболее эффективными оказались бы меры по рациональному использованию именно этой статьи. Значительной экономии среди прочего можно было бы добиться благодаря использованию лекарственных препаратов, способствующих сокращению сроков пребывания в стационаре и тем самым уменьшению расходов. Применение лекарственных средств сокращает пребывание больных в стационаре (рис. 3). Средний срок стационарного лечения одного больного в австрийских госпиталях составил в 1960 г. 28 дней, в 1989 г. - 12,44, в 1994 г. - лишь 10,32.
 

Рис. 1. Расходы на лекарства в австрийских шиллингах в 1993 г., рассчитанные на основании розничных цен, включая торговый налог по официальному валютному курсу

Рис. 1. Расходы на лекарства в австрийских шиллингах в 1993 г., рассчитанные на основании розничных цен, включая торговый налог по официальному валютному курсу

Рис. 2. Динамика расходов на здравоохранение в Австрии: изменение индекса с 1960 по 1992 г. (1960 г. = 100)

Рис. 2. Динамика расходов на здравоохранение в Австрии: изменение индекса с 1960 по 1992 г. (1960 г. = 100)

В 1960 г. номинальные расходы на здравоохранение составили около 10 млрд АШ. Согласно данным европейской статистики (использующей свой индекс здравоохранения), реальные расходы достигли около 39 млрд АШ в год. В 1982 г. реальные (не номинальные) расходы на здравоохранение повысились до 80 млрд АШ, а к 1995 г. возросли приблизительно до 237,1 млрд АШ.

Исследование Института промышленной медицины (ИПМ) австрийской фармацевтической отрасли свидетельствует о положительном влиянии реальных фармацевтических затрат на средний срок стационарного лечения в Австрии. В соответствии с этим исследованием использование прогрессивно улучшающихся препаратов в еще большей степени снизило сроки пребывания в стационаре. Если тенденция, выявленная ИПМ, будет продолжаться, к 2000 г. средняя продолжительность стационарного лечения в Австрии составит 8,2 дня, как уже сегодня отмечается в Австралии, Дании, Ирландии и США.

Какова структура стоимости одного койко-дня в стационаре? Наглядно она представлена на рис. 4.

В 1995 г. приблизительно 86,2 млрд АШ израсходовано на пребывание в стационаре (включая реабилитацию и средства санитарного ухода за больными), которое составило 22,148 млн койко-дней. В результате один койко-день стоил 3892 АШ. В госпиталях, членах Объединенной рабочей группы госпиталей (KRAZAF), стоимость одного койко-дня (исключая реабилитацию и средства ухода за больным) достигла 4605 АШ.

С 1995 г. около 40% госпитальных расходов покрывалось за счет государственного медицинского страхования, 55% оплачивали владельцы госпиталей. Частные страховые компании возмещали 5% расходов.

Стоимость индивидуального лечения зависела от источника финансирования. Другие статьи расходов на здравоохранение варьировали до 20 млрд АШ. В целом в год ожидалось среднее повышение стоимости стационарного лечения на 10%.

Расходы на здравоохранение в 1995 г. составили 10,08% от 2353,4 млрд АШ валового национального продукта. В рамках системы медицинского страхования в 1995 г. Правление австрийских страховых агентств распоряжалось доходами, полученными 24 страховыми агентствами, на сумму 110,4 млрд АШ. В то же время расходы составляли 113,2 млрд АШ.

Доходы от медицинского страхования: около 89% - от вкладов застрахованных, около 10% - из других источников (налог на рецепты и другие вычеты и доходы и т.д.) и около 1%- за счет федеральных взносов.

Расходы медицинского страхования: приблизительно треть общих расходов (31,1%) уходит на оплату стационаров. Около одной четверти (25%) тратится на услуги врачей. Лекарственные препараты, включая другие медицинские средства, такие, как марля, одноразовые шприцы, системы для переливаний, составляют 13,3% валовых расходов. Если вычесть налоги на рецепты, составляющие 2,563 млн АШ, в целом расходы на лекарства достигают 12,621 млн АШ, то есть 11,1% всех расходов на здравоохранение.
 

Рис. 3. Сокращение сроков стационарного лечения благодаря применению лекарств в 1960-1994 гг.

Рис. 3. Сокращение сроков стационарного лечения благодаря применению лекарств в 1960-1994 гг.

Рис. 4. Стоимость стационарного лечения в 1994 г.

Рис. 4. Стоимость стационарного лечения в 1994 г.

Необходимо помнить о стоимости лекарственных средств в зависимости от возраста пациентов. Лекарственные средства улучшают качество жизни пожилых людей. При корреляционном анализе стоимости лекарственных средств и возраста пациентов становится особенно видно, как сильно лекарства влияют на поддержание и улучшение качества жизни пожилых людей. С увеличением возраста потребление лекарств одним застрахованным растет непропорционально. Причина заключается в том, что пожилые люди болеют чаще, тяжелее и дольше, чем молодые.

Характерный пример, иллюстрирующий этот тезис: в 1994 г. лица старше 50 лет составили только 31,4% всего населения, но потребляли около 69,35% лекарственных препаратов. Это примерно в 2 раза превышало уровень потребления "средним австрийцем". У людей старше 70 лет эта цифра удваивается. Это означает, что по медицинскому страхованию плата за лекарственные препараты для застрахованного старше 70 лет в 3 раза больше, чем за среднего человека моложе 70 лет.

Важно отметить, что в большинстве экономически развитых стран доля расходов на медикаменты составляет относительно небольшой процент от общей суммы, выделяемой на здравоохранение (в основном 11-12%). В Австрии доля расходов на медикаменты составляет 14% медицинского бюджета.

Таким образом, можно обоснованно сделать вывод, что фармакотерапия - это дорогостоящее, но эффективное мероприятие.

Более того, в фармакотерапии очевидна необходимость проведения фармакоэкономических исследований, в частности сравнения стоимости различных курсов лечения или даже стоимости ежедневных доз препаратов, анализа соотношения "стоимость - доход" и тому подобное.

Такой подход будет представлен ниже на примере кислотозависимых болезней, лечение которых недавно произвело революцию в фармакотерапии. Можно говорить о важном шаге вперед в этой области после открытия полного подавления продукции и секреции соляной кислоты с помощью протонной помпы. Доклинические и клинические данные подтвердили превосходство ингибиторов протонной помпы (ИПП) над другими препаратами и их хорошую переносимость. Сравнительный анализ соотношения "стоимость - эффективность" пантопразола, ранитидина и омепразола также свидетельствует о несомненном преимуществе ИПП над H2-блокаторами.

ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ


В развитых западных странах приблизительно 5% женщин и 10% мужчин страдают язвенной болезнью. Эффективное лечение кислотозависимых болезней стало возможным после внедрения в практику антагонистов H2-рецепторов гистамина (циметидина, ранитидина и др.) и не так давно ИПП (например, омепразола, пантопразола), что отодвинуло на задний план хирургическое лечение больных пептической язвенной болезнью. Более того, эти препараты столь широко используются в практике, что привели к созданию целого раздела всемирного фармацевтического рынка с ежегодным денежным оборотом, превышающим 9,34 млрд долларов США.

por06.jpg (17611 bytes)

Целью нашего исследования была адаптация данных, полученных в Германии при фармакоэкономическом анализе, применительно к ситуации в Австрии.

МЕТОДЫ


Для экономической оценки лечения пантопразолом язвенной болезни двенадцатиперстной кишки (ЯБДПК) и язвенной болезни желудка (ЯБЖ) в Австрии проводился анализ соотношений "стоимость-доход" и "стоимость-эффективность" по данным региональных управлений здравоохранения.

Алгоритм решений анализировался на основании данных, взятых из карт клинической регистрации прямой оплаты, полученной от 2000 пациентов, участвовавших в рандомизированных слепых двойных исследованиях (фаза III) действия пантопразола по сравнению с ранитидином и омепразолом.

База данных была однородной по возрасту, полу, курению, приему алкоголя, анамнеза язвенной и сопутствующих болезней. Следовательно, обработка данных клинических испытаний проводилась посредством метаанализа частоты выздоровления лечившихся в дополнение к частоте развития побочных эффектов, исследованных индивидуально.

В расчет принималась только прямая оплата. Максимальная длительность лечения - 8 нед; непрямая оплата не фиксировалась.

СОСТАВ ОБЩЕЙ ПРЯМОЙ ОПЛАТЫ


1. Изучение лекарственной терапии (с учетом вычета 35 АШ с прописанной упаковки препарата). Цены ежедневных доз (Австрийский кодекс, 1996) определяли по минимально возможной расфасовке (табл. 2).

2. Диагностика (эндоскопия*, биопсия*, лабораторные исследования*, частично плановые и др.).

3. Консультации врача.

4. Лечение побочных явлений, не включая стоимость госпитализации.

РЕЗУЛЬТАТЫ


Лечение пантопразолом имеет значительно более высокую стоимость-эффективность, чем ранитидином (300 мг) и омепразолом (20 мг).

 

por07.jpg (29082 bytes)

Анализ стоимости-эффективности.  Причинами более высокой по сравнению с ранитидином стоимости-эффективности пантопразола явились более высокая частота выздоровления и скорейшее разрешение симптомов, что, в свою очередь, сокращало сроки лечения.

ДИСКУССИЯ


При оценке конечных данных учитывались следующие особенности анализа:

- в расчет принимались только прямые виды оплаты (непрямые и неизвестные формы оплаты не фиксировались);

- структура стоимости была частично обусловлена планом обследования;

- включение и исключение критериев клинических исследований (базы данных).

Стоимость эрадикации Helicobacter pylori в данную оценку не включалась.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Пантопразол был оценен как препарат, обладающий значительно большей стоимостью-эффективностью при лечении пептической язвенной болезнью, чем ранитидин и омепразол (20 мг/сут).

Терапия ЯБДПК пантопразолом (40 мг/сут):


- на 16% имеет большую стоимость-эффективность, чем ранитидином (330 мг/сут);

- на 4% имеет большую стоимость-эффективность, чем омепразолом (20 мг/сут).

Терапия ЯБЖ пантопразолом (40 мг/сут):


- на 26% имеет большую стоимость-эффективность, чем ранитидином (330 мг/сут);

- на 7% имеет большую стоимость-эффективность, чем омепразолом (20 мг/сут).

Если гипотетически предположить, что ранитидин заменен пантопразолом в лечении пептической язвенной болезни, то эти результаты указывают на потенциальную ежегодную экономию 269 млн АШ для австрийской системы национального здравоохранения (табл. 3).

Проведенная оценка показывает, что можно адаптировать фармакоэкономический анализ, проведенный в одной стране, к условиям другой страны при тщательном учете различий в системах организации здравоохранения.

* В расчет принимались средние значения стоимости по нескольким региональным страховым организациям здравоохранения Австрии.

 

Фармакоэкономика и кислотозависимые болезни

Е. Порпачи

(Австрия)

Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 1998, № 8, С.54-58.

 



Назад в раздел
Популярно о болезнях ЖКТ читайте в разделе "Пациентам"
Лекарства, применяемые при заболеваниях ЖКТ
Адреса клиник

Индекс цитирования
Логотип Исток-Системы

Информация на сайте www.gastroscan.ru предназначена для образовательных и научных целей. Условия использования.