Вахрушев Я.М., Бусыгина М.С., Афанасьева Т.С., Зеленин В.А. Клинико-патогенетический анализ течения язвенной болезни желудка при сопутствующей хронической дуоденальной недостаточности // Вятский медицинский вестник. 2018. № 1 (57). С. 4–9.

Популярно о болезнях ЖКТ Лекарства при болезнях ЖКТ Если лечение не помогает Адреса клиник

Авторы: Вахрушев Я.М. / Бусыгина М.С. / Афанасьева Т.С. / Зеленин В.А.


Клинико-патогенетический анализ течения язвенной болезни желудка при сопутствующей хронической дуоденальной недостаточности

Я.М. Вахрушев, М.С. Бусыгина, Т.С. Афанасьева, В.А. Зеленин

ФГБОУ ВО «Ижевская государственная медицинская академия» (426034, г. Ижевск, ул. Коммунаров, 281), e-mail: marina.busyginа.lоgin@gmаil.cоm


Цель исследования: изучить особенности клинического течения и патогенетических факторов при язвенной болезни (ЯБ) желудка (Ж) с сопутствующей хронической дуоденальной недостаточностью (ХДН). Верификация ЯБ была проведена клиническими и фиброгастродуоденоскопическими исследованиями. Изучена двигательная активность желудка и ДПК с помощью аппарата «Гастроскан-ГЭМ». Аппарат Вальдмана использовался для измерения интрагастрального и интрадуоденального давления. Проводилась полостная рН-метрия желудка и ДПК. Защитно-протективные свойства желудочной слизи определялись использованием набора реагентов СиалоТест. Методом ИФА проведено определение содержания гастрина, кортизола, инсулина в сыворотке крови.

Проведено комплексное обследование 73 больных ЯБ желудка с сопутствующей ХДН (группа наблюдения) и 30 больных ЯБ желудка без ХДН (группа сравнения). У пациентов обеих групп отмечались боли в эпигастральной области (91,5% и 84,6% соответственно), но при сопутствующей ХДН они имели преимущественно ноющий характер на фоне выраженных диспепсических симптомов, а без ХДН были более интенсивные (77,8%). Тест на НР в группе наблюдения положителен у 23,8% больных, в группе сравнения – у 57,2%. По данным электрографии желудка и двенадцатиперстной кишки (ДПК), натощак у больных ЯБ желудка с ХДН отмечалась брадигастрия и гипокинезия, постпрандиально электрическая активность снижалась. У пациентов группы сравнения натощак выявлена тахигастрия и гиперкинезия, постпрандиально эти показатели повышались. Отмечены особенности изменений рН-среды желудка и ДПК при ЯБ желудка с сопутствующей ХДН и изолированным течением ЯБ. Исследование функционального состояния гастродуоденальной зоны выявило изменения со стороны гормонального фона и показало его значение в нарушении функций желудка. ХДН вносит вариабельность в клиническую симптоматику ЯБ желудка и неблагоприятно отражается на ее течении.

Ключевые слова: язвенная болезнь, хроническая дуоденальная недостаточность, электрическая активность желудка и двенадцатиперстной кишки, рН-метрия, защитно-протективные свойства желудочной слизи.

 

Analysis of clinical and pathogenetic piculiarities of stomach ulcer disease with concomitant chronic duodenal insufficiency

Vakhrushev Ya.M., Busygina M.S., Afanasyeva T.S., Zelenin V.A.

Izhevsk State Medical Academy, Izhevsk, Russia (426034, Izhevsk, Kommunarov Street, 281), e-mail: marina.busyginа.lоgin@gmаil.cоm


Objective: to study clinical features and pathogenetic factors of gastric ulcer with concomitant chronic duodenal insuffi ciency (HDI).

The diagnosis of ulcer disease was verifi ed clinically and by fi brogastroduodenoscopy. Gastroduodenal motility was studied with the help of «Gastroscan-GAM». Intragastric and intraduodenal pH-metria were used in the study. Protective properties of gastric mucus were determined by using SialoTest. The assessing of the state of acid production in the stomach and the pH-wednesday of duodenum was conducted by pH measurement. Gastrin, cortisol, insulin in the blood serum were studied with a helpof method ELISA.

We have carried out complex examination of 73 patients with gastric ulcer with concomitant CDI (observation group) and 30 patients with gastric ulcer without CDI (comparison group). All the patients report pains in the epigastric region (91,5% and 84,6% respectively). In case of concomitant CDI the pains mainly have an aching character, while in the other case they are more intensive (77,8%). The results of HP test in the observation group are positive in 23,8% of the patients, in the comparison group – in 57,2%. Electrogastrography in patients with gastroduodenal ulcer with concomitant CDI showed bradygastritis and isolated progression of ulcer disease, hypokinesis, decrease of postprandial electric activity, while in the comparison group tachygstritis and postprandial increase of these indicators were detected. Peculiarities of pH changes in the stomach and duodenum in the patients with gastric ulcer with concomitant CDI and isolated ulcer disease have been noted. The study of the functional state of the gastroduodenal region has revealed hormonal changes and showed their signifi cance in the stomach functioning. CDI contributes to variability of the clinical signs of stomach ulcer disease and compromises the disease course.

Key words: peptic ulcer, chronic duodenal insuffi ciency, electrical activity of the stomach and duodenum, pH-metria, protective properties of gastric mucus.

Сокращения: ЯБ – язвенная болезнь, ХДН – хроническая дуоденальная недостаточность, ДПК – двенадцатиперстная кишка, Ж – желудок, НР – Helicobacter pylori, ЭГЭГ – электрогастроэнтерография.


Двенадцатиперстная кишка (ДПК) выполняет многочисленные функции в системе органов пищеварения [12]. Она является органом-координатором желчевыделительного аппарата, внешнесекреторной и внутрисекреторной функции поджелудочной железы, составной частью обратной связи по отношению к секреторной функции желудка [18]. Не случайно при заболеваниях органов гастродуоденальной зоны нарушения моторно-эвакуаторной функции ДПК встречаются в 50–80% случаев [10]. Они способны выступать как в роли ведущего патогенетического фактора, так и в виде сопутствующих нарушений [6].

Хроническая дуоденальная недостаточность (ХДН) вносит вариабельность в клиническую симптоматику и неблагоприятно отражается на течении заболевания. Ранее нами показано, что язвенная болезнь принимает более упорное течение с замедлением рубцевания язвенного процесса [4]. Тем не менее мало исследованными остаются взаимоотношения саногенетических и патогенетических факторов в гастродуоденальной зоне при язвенной болезни с сопутствующей ХДН.

Цель настоящей работы состоит в изучении особенностей клинического течения и патогенетических факторов при язвенной болезни (ЯБ) желудка (Ж) с сопутствующей ХДН.

Материал и методы

В верификации ЯБ и ХДН использованы анамнестические и физикальные данные, результаты рентгенологических и эндоскопических исследований. При фиброгастродуоденоскопии осуществлялась прицельная биопсия слизистой с последующим гистологическим исследованием. Состояние полостного давления в желудке и ДПК оценивалось манометрическим методом открытого катетера на аппарате Вальдмана. В оценке замыкательной функции привратника использован коэффициент отношения интрадуоденального давления к интрагастральному. Проведена полостная рН-метрия Ж и ДПК. В исследовании сиаловых кислот в желудочном соке использован набор реагентов Сиало-Тест [14]. Проведено исследование на наличие Helicobacter pylori (НР) с помощью ПЦР в кале и слюне и ИФА крови для определения антител к нему.

Оценка моторной функции Ж и ДПК проводилась с помощью аппарата «Гастроскан-ГЭМ». «Гастроскан-ГЭМ» – это прибор для одновременного проведения периферической электрографии Ж, ДПК подвздошной, тощей и толстой кишок и анализа электрогастроэнтерографического (ЭГЭГ) сигнала различными программными методами, в том числе с помощью линейной фильтрации, спектрального и вейвлет-анализа. При этом нами определялись следующие параметры: Pi – отражает электрическую активность отдельно для каждого органа желудочно-кишечного тракта, коэффициент отношения мощностей (Pi/Ps)-процентный вклад каждого частотного спектра в суммарный спектр, коэффициент соотношения (Pi/Pi+1) – отношение электрической активности вышележащего органа к нижележащему, коэффициент ритмичности, который представляет собой отношение длины огибающей спектра обследуемого отдела к ширине спектрального участка данного отдела.

У здоровых людей ответ на прием пищи (стимуляция Ж) начинается с 10–14 по 16–22 минуту, адекватный по силе и длительности, 3-фазный. Адекватным по силе считается увеличение электрической активности Ж при стимуляции в 1,5–2 раза выше по отношению к исходному уровню, продолжительность ответа не менее 5–7 минут [7, 19]. Ответ ДПК на пищевую стимуляцию начинается с 14–16 минуты [17].

Проведено определение содержания гастрина, инсулина, кортизола в сыворотке крови методом ИФА с помощью анализаторов IMMULITE, IMMULITE 1000, IMMULITE 2000 фирмы «Siemens».

Результаты специальных исследований сравнивали с показателями контрольной группы, которую составили 26 практически здоровых лиц.

В статистической обработке полученных результатов применялось определение средних величин (М), стандартного отклонения (σ), стандартной ошибки (±m), коэффициента Стьюдента (t) и вероятности ошибки n (p). Корреляционный анализ проведен с использованием ранговой методики.

Обследование больных проводилось на основе информированного добровольного согласия больного согласно приказу № 3909н Минздравсоцразвития РФ от 23 апреля 2012 г. (зарегистрирован Минюстом РФ 5 мая 2012 г. под № 240821) с соблюдением этических принципов.

Результаты исследования

В основу работы положены результаты обследования 73 больных ЯБ Ж в возрасте от 15 до 75 лет (средний возраст – 41,7±11,2 года). В группу наблюдения вошли 43 больных ЯБ Ж с сопутствующей ХДН, мужчин из них – 31, женщин – 12. Группу сравнения составили 30 больных ЯБ без сопутствующей ХДН (19 мужчин, 11 женщин).

Болевой синдром в эпигастральной области натощак отмечался у 91,5% больных при ЯБ Ж с сопутствующей ХДН и имел преимущественно ноющий характер. У 12,5% больных боль усиливалась после приема пищи. Снижение аппетита отметили 12,4% больных. Чувство горечи во рту отмечалось у 86,9% больных. Отрыжка и изжога наблюдались у 88,9% и у 75,3% больных соответственно. Симптом Менделя был положительным у 66,7% больных, болезненность в точке Поргеса – у 43,6%. У 23,8% больных тест на НР был положительным.

В группе сравнения болевой синдром отмечался у 84,6% больных в эпигастральной области и у 7,6% – в околопупочной. У 77,8% обследованных боли были интенсивными и возникали сразу после приема пищи. Снижение аппетита отмечалось у 66,7% больных. Симптом Менделя был положителен у 55,6%, симптом Поргеса – у 44,5% больных. Тест на НР положителен в 57,2% случаев.

При анализе периферической электрографии у больных ЯБ Ж с сопутствующей ХДН натощак отмечаются брадигастрия (1,95±0,21 цикл/мин) и гипертония (0,45±0,06 мВ) желудка (рис. 1А), а после приема пищи показатели электрической активности желудка по частоте (1,86±0,02 цикл/мин) и по амплитуде (0,42±0,07мВ) снижались (рис. 1Б). Со стороны ДПК выявлены гипокинезия (6,9±0,021 цикл/мин) и гипертония (0,33±0,07) натощак, пост-прандиально частота ее снижается по сравнению с тощаковым исследованием (5,12±0,3 цикл/мин).

 

Рис. 1. Электрическая активность Ж и ДПК у больных ЯБ Ж в группе наблюдения: А – натощак, Б – после пищевой стимуляции


Рис. 2. Электрическая активность Ж и ДПК у больных ЯБ Ж в группе сравнения: А – натощак, Б – после пищевой стимуляции

По данным таблицы 1 постпрандиально коэффициент отношения мощностей по желудку повышен, по ДПК снижен. Это указывает на неадекватный ответ ДПК на пищевую стимуляцию, поскольку ее электрическая активность должна возрастать по сравнению с желудком. На рисунке 1Б показано, что в группе наблюдения повышение электрической активности постпрандиально на частотах ДПК происходит раньше (на 7 мин.), чем на частотах Ж (17 мин.), что является признаком ДГР. Коэффициент ритмичности желудка (47,21±0,12) и ДПК (4,68±0,09) постпрандиально повышается более, чем в 3 раза, в сравнении с контролем соответственно (4,8±0,047 и 0,9±0,017), что также свидетельствует о гипертонической дискинезии ДПК.

У больных группы сравнения натощак отмечается тахигастрия (6,37±0,31 цикл/мин) и гипертония (0,56±0,06 мВ) Ж (рис. 2А), после приема пищи показатели электрической активности Ж по частоте (7,64±0,02 цикл/мин) и по амплитуде (0,68±0,07 мВ) повышаются (рис. 2Б). После приема пищи электрическая активность ДПК (16,4±0,027 цикл/мин и 0,38±0,054 мВ) также возрастает.

Средний коэффициент отношения мощностей постпрандиально приближается к значениям контрольной группы (табл. 2).

Таблица 1. Показатели электрической активности желудка и ДПК у больных ЯБ в группе наблюдения

Показатели

Гастро-
дуоденальная
зона

Натощак
Постпрандиально
Группа
наблюдения
(n=43)
Контрольная
группа
(n=20)
Группа
наблюдения
(n=43)
Контрольная
группа
(n=20)
Pi Желудок 415,3±0,5 26,8±0,1З 347,8±0,4 41,3±0,12
ДПК 7,18±0,05 0,75±0,02 5,78±0,05 1,12±0,02
Pi/Ps (%) Желудок 53,1±0,18 22,4±11,2 46,5±0Д7 23,1±0,11
ДПК 17,3±0,02 2,1±1,2 0,87±0,04 2,18±0,04
Pi/P (i+1) Отношение Ж/ДПК 27,6±0,03 10,4±5,7 81,67±1,2 10,2±0,021
К ritm Желудок 46,2±0,1З 4,85±2,1 47,21±0,12 4,71±0,18
ДПК 4,41±0,11 0,9±0,5 4,68±0,09 0,87±0,05
Таблица 2. Показатели электрической активности желудка и ДПК у больных ЯБ желудка в группе сравнения
Показатели
Гастро-
дуоденальная
зона
Натощак
Постпрандиально
Группа
наблюдения
(n=30)
Контрольная
группа
(n=20)
Группа
наблюдения
(n=30)
Контрольная
группа
(n=20)
Pi Желудок 82,3±0,12 26,8±0,1З 123,6±1,15 41,3±0,12
ДПК 2,25±0,01 0,75±0,02 3,37±0,012 1,12±0,02
Pi/Ps (%) Желудок 21,3±0,021* 22,4±11,2 22,8±0,8* 23,1±0,11
ДПК 2,01±0,012* 2,1±1,2 2,14±0,06* 2,18±0,04
Pi/Pi+1 Отношение Ж/ДПК 10,1±0,18* 10,4±5,7 9,92±0,05* 10,2±0,021
К ritm Желудок 4,75±1,3* 4,85±2,1 4,45±0,48* 4,71±0,18
ДПК 0,88±0,04* 0,9±0,5 0,78±0,22* 0,87±0,05

Примечание: * – достоверные изменения по отношению к контрольной группе; n – число больных.

Таблица 3. Показатели интрагастрального и интрадуоденального давления у больных ЯБ
Показатели
Интрагастральное
давление
(мм вод. ст.)
Интрадуоденальное
давление
(мм вод. ст.)
Коэффициент отношения
интрадуоденального давления
к интрагастральному
ЯБЖ с ХДН (n=43) 140±З,1* 170±4,1* 1,3±0,2*
ЯБЖ без ХДН (n=30) 74±1,8 123±2,1 1,7±0,01
Контрольная группа (n=20) 70±1,4 120±3,2 1,7±0,0012

Примечание: * – достоверные изменения по отношению к контрольной группе; n – число больных.

По данным рисунка 2 Б ответ на пищевую стимуляцию в группе сравнения на частотах Ж происходит раньше (на 10 минуте), чем на частотах ДПК (на 16 минуте), ответ трехфазный, адекватный по силе (амплитуда выросла в 2,5 раза) и продолжительности (5 мин.). Коэффициенты ритмичности Ж постпрандиально (4,45±0,48) и ДПК (0,78±0,22) соответствуют значениям электрической активности контрольной группы.

При полостной манометрии выявлено, что у больных ЯБ Ж с сопутствующей ХДН отмечается повышение интрагастрального и интрадуоденального давления (табл. 3).

Коэффициент отношения интрадуоденального давления к интрагастральному, отражающий замыкательную функцию привратника, был снижен. В группе сравнения при ЯБ Ж со стороны интрагастрального и интрадуоденального давления существенных изменений не отмечено.

При поэтажной рН-метрии в группе наблюдения выявлено, что при поражении Ж отмечается снижение рН в антруме (3,3±0,07), но не такое выраженное, как в группе сравнения, что, возможно, связано с периодическими волнами ощелачивания интрадуоденальным содержимым за счет дуоденогастрального рефлюкса. Уровень рН луковицы ДПК составлял 5,5±0,16, что показывает ацидификацию интрадуоденальной среды. В группе сравнения при ЯБ Ж отмечается значительное закисление интрагастральной среды (1,0±0,21), что, возможно, связано с повышением кислотопродуцирующей функции желудка, в то время рН ДПК (6,2±0,16) остается без изменений.

У больных ЯБ Ж с ХДН общий уровень сиаловых кислот (0,738±0,18 ммоль, р<0,05) был снижен в отношении контрольной группы (2,1±0,6 ммоль/л). Поскольку сиаловые кислоты входят в состав гликопротеинов слизи, являются мощным фактором защиты слизистой оболочки гастродуоденальной зоны, то снижение их указывает на нарушение барьерной функции Ж и ДПК [3]. В группе сравнения у больных ЯБ Ж уровень сиаловых кислот - 2,075±0,45 ммоль/л, р<0,05, в сравнении с контролем существенных изменений не отмечено.

Таблица 4. Результаты исследования гормонов
Обследуемые группы
Гастрин (пмоль/л)
Кортизол (нмоль/л)
Инсулин (мкмоль/л)
Группа наблюдения (n=43) 29,2±2,7* 496,8±11,9** 3,02±0,2**
Группа сравнения (n=30) 24,3±0,7* 419,0±1,3* 5,34±0,18*
Контрольная группа (n=20) 19,5±0,6 367,4±12,8 3,5±0,1

Примечание: *; ** – достоверные изменения по отношению к контрольной группе; n – число больных.

У больных ЯБ Ж с сопутствующей ХДН уровень гастрина был существенно повышен в отношении контроля (табл. 4).

У больных группы сравнения уровень гастрина был повышен в меньшей степени в сравнении с контрольной группой. Корреляционные исследования между уровнем гастрина и данными Рі/Pi+l (Ж/ДПК) в группах наблюдения и сравнения показали наличие отрицательной связи соответственно (г=-0,3 и г=-0,2). Это значит, что роль гастрина существенна в нарушении моторной деятельности гастродуоденальной зоны [2].

Уровень кортизола у больных ЯБ Ж группы сравнения был выше показателей контрольной группы (табл. 4), но ниже в отношении группы наблюдения. По литературным данным [18], кортизол обладает катаболическим действием, снижая защитные свойства вследствие разрушения слизистого слоя гастродуоденальной зоны. При корреляционном исследовании на фоне повышенной секреции кортизола наблюдается уменьшение содержания сиаловых кислот в обеих группах больных соответственно (r=-0,6 и r=-0,5).

У больных ЯБ Ж с сопутствующей ХДН выявлено незначительное снижение секреции инсулина. У больных группы сравнения уровень инсулина был выше показателей контрольной группы и группы наблюдения. Это важно, ибо снижение инсулина, обладающего анаболическим действием [21], сопровождается однонаправленным уменьшением сиаловых кислот (г=0,62 ).

Для больных ЯБ Ж с сопутствующей ХДН более характерны «целующиеся» язвы, наличие сопутствующих медленно заживающих и эрозий. У пациентов группы сравнения язвы обычно единичные, более крупные. Так, у больных ЯБЖ с ХДН средний размер язвенного дефекта составляет 0,62±0,03 см, средний срок заживления язвы - 22±0,07 дня. У больных группы сравнения размер язвы был 0,85± 0,02 см и средний срок заживления язвы составил 18± 0,04 дня. По данным гистологического анализа биопсийного материала, у больных ЯБ с сопутствующей ХДН выявлены атрофические изменения и кишечная метаплазия в слизистой оболочке антрального отдела желудка.

Таким образом, ХДН вносит вариабельность в клиническую симптоматику ЯБ желудка и неблагоприятно отражается на ее течении. У больных группы наблюдения язву, как правило, сопровождают эрозии, а это является эквивалентом глубокого патологического поражения желудка [1, 9]. В значительной степени негативное влияние ХДН на Ж связано с нарушением моторно-эвакуаторной деятельности ДПК [5]. На фоне снижения замыкательной функции привратника наступает заброс дуоденального содержимого в Ж, приводящего к повреждению слизистой желудка желчными кислотами и лизолецитином [8]. По нашим данным, ДГР приводит к снижению защитных свойств желудочной слизи, развитию кишечной метаплазии и атрофии слизистой оболочки.

При ЯБ Ж с сопутствующей ХДН снижается, по-видимому, этиологическое значение НР. Дуоденогастральный щелочной рефлюктант снижает рН в Ж и задерживает размножение НР. В итоге возникает другая патогенетическая ситуация, требующая иных лечебно-профилактических мероприятий.

Выводы

  1. При ЯБ желудка с сопутствующей ХДН в сравнении ЯБ без ХДН наблюдается менее интенсивный эпигастральный болевой синдром на фоне выраженных диспепсических симптомов.
  2. В вариабельность клинической картины ЯБ желудка с сопутствующей ХДН вносит вклад нарушение электрической активности желудка и ДПК, проявляющееся дуоденогастральным рефлюксом, особенно в постпрандиальном периоде.
  3. Исследование показателей функционального состояния желудка и двенадцатиперстной кишки, с одной стороны, и уровня гормонов, с другой стороны, позволило выявить новые патогенетические закономерности, касающиеся роли последних в нарушении функционального состояния желудка и ДПК.
  4. ЯБ в сочетании с ХДН принимает более упорное течение, увеличиваются сроки заживления язвы.

Список литературы

  1. Аруин Л.И. Качество заживления гастродуоденальных язв: функциональная морфология, роль методов патогенетической терапии // Экспериментальная и клиническая гастроэнтерология. 2006. № 5. С. 1–5.
  2. Афанасьева Т.С. Оценка роли местных защитных механизмов в течении язвенной болезни: автореферат дис. … канд. мед. наук. ИГМА. Москва, 2009.
  3. Белова Е.В., Вахрушев Я.М. Характеристика агрессивно-протективных факторов при эрозивном поражении слизистой оболочки гастродуоденальной зоны // Терапевтический архив. 2002. № 2. С. 17–20.
  4. Вахрушев Я.М., Бусыгина М.С. Особенности клинического течения язвенной болезни с сопутствующей дуоденальной недостаточностью//Архив внутренней медицины. 2016. № 4. С. 30–34.
  5. Вахрушев Я.М., Бусыгина М.С. Гастро-дуоденальная моторика больных язвенной болезнью с сопутствующей дуоденальной недостаточностью // Труды Ижевской государственной медицинской академии. 2015. № 2. С. 51–52.
  6. Звягинцева Т.Д., Шаргород И.И. Хроническая дуоденальная непроходимость и принципы консервативной терапии // Гастроэнтерология. 2011. № 2. С. 5–7
  7. Колесникова Е.А., Дмитриенко М.А., Никулин Ю.А. Применение медицинской техники при функциональной диагностике в гастроэнтерологии. Санкт-Петербург: 2006. 104 с.
  8. Лазебник Л.Б., Гусейнадзе М.К., Ли И.А. Эпидемиология язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки // Терапевтический архив. 2007. № 2. С. 12–15.
  9. Лапина Т.Л. Язвенная болезнь: возможности на пороге нового века // Consilium medicum. 2000. № 7. С. 275–279.
  10. Левин М.Д., Коршун З., Мендельсон Г. Двигательная функция двенадцатиперстной кишки в норме и при некоторых заболеваниях (гипотеза) // Терапевтический архив. 2016. № 4. С. 68–74.
  11. Маев И.В., Самсонов А.А. Хронический дуоденит. Москва: ГОУ ВУНМЦ МЗ и СР РФ, 2005.160 с.
  12. Меньшикова В.В. Обеспечение качества лабораторных исследований. Преаналитический этап. Москва: Лабинформ,1999.112 с.
  13. Минушкин О.Н., Иванова Е.В. Влияние эрадикации Нр-инфекции на рецидивы кровотечения язвенной этиологии // Материалы 12 Российской гастроэнтерологической недели. 2006. С. 30.
  14. Смирнова Г.О., Силуянов С.В., Ступина В.А. Периферическая электроэнтерография в клинической практике. Москва: ГЭМ, 2009. 20 с.
  15. Уголев А.М. Энтериновая (кишечная гормональная) система. Л.: Наука, 1978. 314 с.
  16. Шептулин А.А. Нарушение двигательной функции желудка и современные возможности их патогенетической терапии // Рос. журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2010. № 5. С. 49–54.
  17. Hiyama T., Yoshihara М. Effectivness of prokinetics agents against diseasec external to the gastrointestinal tract // Gastroenterol. Hepatol. 2009. № 12. P. 537–546.

References

  1. Aruin L.I. The quality of healing of gastroduodenal ulcers: functional morphology, the role of methods of pathogenetic therapy. Eksperemintal’naya i klinicheskaya gastroenterologiya. 2006;(5):1–5 (in Russ.).
  2. Afanas’eva T.S. Otsenka roli mestnyh zashhitnyh mehanizmov v techenii yazvennoy bolezni. [dissertation]. IGMA. Moscow, 2009 (in Russ.).
  3. Belova E.V., Vahrushev Ya.M. Characteristics of aggressive-protective factors in the erosive lesion of the mucous membrane of gastroduodenal zone. Terapevticheskiy arhiv. 2002;(2):17–20 (in Russ.).
  4. Vahrushev Ya.M., Busygina M.S. Features of the clinical course of peptic ulcer disease with concomitant duodenal insuffi ciency. Arhiv vnutrenney meditsiny. 2016;(4):30–34 (in Russ.).
  5. Vahrushev Ya.M., Busygina M.S. Gastro-duodenal motility peptic ulcer patients with concomitant duodenal failure. Trudy Izhevskoy gosudarstvennoy meditsinskoy akademii. 2015;(2):51–52 (in Russ.)
  6. Zvyagintseva T.D., Shargorod I.I. Chronic duodenal obstruction and principles of conservative therapy. Gastroenterologiya. 2011;(2):5–7 (in Russ.).
  7. Kolesnikova E.A., Dmitrienko M.A., Nikulin Yu.A. Primenenie meditsinskoy tehniki pri funktsional’noy diagnostike v gastroenterologii. Sankt-Peterburg. 2006.104 p. (in Russ.).
  8. Lazebnik L.B., Gusejnadze M.K., Li I.A. Epidemiology of gastric ulcer and duodenal ulcer. Terapevticheskiy arhiv. 2007;(2):12–15 (in Russ.).
  9. Lapina T.L. Peptic Ulcer disease: opportunities on the threshold of a new century. Consilium medicum. 2000;(7): 275–279 (in Russ.).
  10. Levin M.D., Korshun Z., Mendel’son G. The motor function of the duodenum is normal and in some diseases (hypothesis). Terapevticheskiy arhiv. 2016;(4):68–74 (in Russ.).
  11. Maev I.V., Samsonov A.A. Hronicheskiy duodenit. Moscow: GOU VUNMC MZ i SR RF, 2005.160 p. (in Russ.).
  12. Men’shikova V.V. Obespechenie kachestva laboratornyh issledovaniy. Preanaliticheskiy etap. Moscow: Labinform,1999.112 p. (in Russ.).
  13. Minushkin O.N., Ivanova E.V. The effect of the eradication of HP infection on the recurrence of bleeding peptic ulcer etiology. Materialy 12 Rossiyskoy gastroenterologicheskoy nedeli. 2006. p. 30 (in Russ.).
  14. Smirnova G.O., Siluyanov S.V., Stupina V.A. Perifericheskaya elektroenterografi ya v klinicheskoy praktike. Moscow: GEM, 2009. 20 p. (in Russ.).
  15. Ugolev A.M. Enterinovaya (kishechnaya gormonal’naya) sistema. L.: Nauka, 1978. 314 p. (in Russ.).
  16. Sheptulin A.A. Violation of the motor function of the stomach and the current possibilities of their pathogenetic therapy Ros. zhurnal gastrojenterologii, gepatologii, koloproktologii. 2010;(5):49–54 (in Russ.).
  17. Hiyama T., Yoshihara M. Effectiv ness of proki-netics agents against diseasec external to the gastro intes-ti nal tract. Gastroenterol. Hepatol. 2009;(12):537–546.



Назад в раздел
Популярно о болезнях ЖКТ читайте в разделе "Пациентам"
Лекарства, применяемые при заболеваниях ЖКТ
Адреса клиник

Яндекс.Метрика
Логотип Исток-Системы

Информация на сайте www.gastroscan.ru предназначена для образовательных и научных целей. Условия использования.